Tes Lore:Фракции Л

Материал из Tiarum
Перейти к: навигация, поиск
Обзор | А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Лига неугомонных

Лига Неугомонных – так называлась хаммерфельская группа сподвижников короны времен конца Второй Эры, действующая в водах около Строс М’кая и борющаяся за суверенитет родного Хаммерфелла уже после того, как сам он был завоеван Тайбером Септимом и после поражения войск принца А’тора в решающей битве при Заливе Хандинга. Несмотря на то, что, по сути, они являлись движением сопротивления имперской оккупации, остальные жители, в большинстве своем, считали их обыкновенными морскими разбойниками. В действительности так оно и было: основным родом деятельности Лиги являлось пиратство, однако при этом Лига Неугомонных нападала только на имперские морские суда. Членами Лиги Неугомонных могли являться только жители Хаммерфелла и сподвижники Короны, которые никак не могли смириться с фактом завоевания своей страны Тайбером Септимом и готовые пойти на все против имперской оккупации.

В 862 году Второй Эры Тайбер Септим начинает блистательную кампанию по завоеванию остальных королевств Тамриэля, чтобы объединить их всех под флагом единой Империи. Тассад II, король Хаммерфелла, оказывал сопротивление имперскому вторжению, но был предательски убит своим придворным, поддерживающим Тайбера Септима и являвшимся одним из Прародителей. После смерти короля Хаммерфелл погрузился в пучину гражданской войны между Прародителями и сторонниками короны. Молодой принц А’тор провел череду блистательных побед, но его противники заключают договор с Тайбером Септимом, позволив ввести ему на территорию Хаммерфелла имперские войска. Принц А’тор был вынужден отступить к острову Строс М’кай, где его флот был разбит имперскими силами в битве при Заливе Хандинга. Официально Хаммерфелл стал частью Империи, но также остались и Сторонники Короны, которые боролись за независимость своей страны. Такие как Лига Неугомонных. В течение последующих двух лет члены лиги Неугомонных совершали нападения и грабежи на имперские суда, проходившие близ острова Строс М’кай, чем и заслужили себе репутацию скорее шайки пиратов, а не борцов за свободу. Однако в 864 году Второй Эры, дела Лиги резко пошли на взлет. Наемник Сайрус, прибывший на Строс М’кай в поисках своей сестры Исзары узнает, что она также являлась членом Лиги Неугомонных, и именно это обстоятельство связало судьбу Сайруса с Лигой. Сумев найти свою сестру у некроманта Н’гасты и вырвать ее душу из лап самого Клавикуса Вайла, Сайрус обещает помочь ей и Лиге в воскрешении принца А’тора. Однако душа принца не пожелала возвращаться в тело, а вселилась в клинок. Это явление полностью подорвало мораль Лиги Неугомонных. В конце концов Лига вышла в открытое противостояние с Имперским Легионом на улицах Строс М’кая, а Сайрус, с помощью Меча А’тора, разделался с губернатором Ричтоном на борту имперского дирижабля, а впоследствии уничтожил и саму машину. Эта победа Лиги Неугомонных вынудила Тайбера Септима пересмотреть итоги войны и заключить мир на более выгодных Хамерфеллу условиях. Исзара же стала новым губернатором Строс М’кая. Дальнейшая судьба Лиги Неугомонных – неизвестна.

Ллотанисты

Ллотанисты – это вижение, сформированное королем Ллотаном после событий Деформации Запада, и которое некоторыми считается Третьей партией в политических играх Хаммерфелла, наряду с Венценосцами и Предшественниками. Движение Ллотанистов придерживается умеренных взглядов и сочетает в себе как почтение к йокуданскому прошлому, так и уважение к имперским традициям.

Движение Ллотанистов возникло после Деформации Запада в 417 году Третьей Эры, когда королевство предшественников - Сентинель, смогло завоевать множество Венценосных королевств на восточном побережье Залива Иллиак, от Абибон-Горы до Саткалама. Так как почти все королевства симпатизировали Венценосцам, королю Ллотану пришлось создать новое движение – Ллотанисты, которое придерживается умеренных взглядов и с почтением относится одинаково как к йокуданскому прошлому, так и к имперским традициям. Однако из-за этих умеренных взглядов Ллотанисты не получили народной любви, а скорее, наоборот, снискали презрение в глазах как Венценосцев, так и Предшественников.