Tes Lore:Путеводитель по Империи и ее окрестностям. 3-е издание/Морровинд

Материал из Tiarum
Перейти к: навигация, поиск
TES Lore: 3-е издание Путеводителя по Империи. Храм: Морровинд
45px-Scroll.png

автор: Imperial Geographical Society
переводчик: Tiara
редактор: Garin
ccылка на оригинал: The Temple: Morrowind
ссылка на сайт: The Imperial Library
дата публикации перевода: 14.08.2011г.

  • Lore: Официальный
  • Эта книга входит в состав коллекционного издания TES 4: Oblivion, выпущенного в 2006 году.
  • 3-е издание отражает состояние Империи в 3Е 432, за год до событий, ставших основой сюжета Oblivion.

Карта Морровинда:

Racemap05S-Morrowind.jpg

Эта территория расположена на северо-востоке Тамриэля, с извилистым и гористым ландшафтом, как и у соседнего Скайрима, но с горячими и пустынными землями, даже в районах, удаленных от Вварденфелла (Vvardenfell) и его знаменитого вулкана, Красной Горы (Red Mountain). Ранее называвшаяся Ресдайном (Resdayn), Велотом (Veloth), Двемеретом (Dwemereth) и Данмеретом (Dunmereth), она была домом для таинственного исчезнувшего эльфийского племени двемеров (Dwemer) и их родственников кимеров (Chimer) Саммерсета, которые стали современными темными эльфами. На протяжении последних двух эпох ее называют Морровиндом (Morrowind).

История

Данмер

Самая ранняя цивилизация, о которой имеются записи, - это двемерская. По невежеству иногда называемые гномами (Dwarves), двемеры являются остатками ранних альдмеров, поселившихся на побережье и создавших весьма сложную и технологичную культуру.

Главенство двемеров в Морровинде было оспорено другой группой меров - кимерами. Кимеры, как и двемеры, являющиеся потомками альдмеров, пришли с запада Тамриэля, ведомые своим пророком Велотом (Veloth). Вскоре они отказались от кочевого образа жизни и разделились на группы, называемые Великими Домами, связанные тесными узами политических кланов, сохранившихся в Морровинде и по сей день.

Самые ранние взаимодействия между двумя кланами меров возникли на почве территориальных споров. Эти ссоры также подпитывались конфликтом религиозных верований двух культур. Хотя двемеры были агностиками, предпочитающими разум вере, кимеры были убежденными даэдро-поклонниками и считали отсутствие веры у двемеров оскорблением своих богов.

Только в Первой Эре с началом вторжений нордов две группы меров смогли достичь мира. Союз во главе с Нереваром от кимер и Думаком от двемеров смог успешно освободить свои земли от нордов и образовать Первый Совет (First Council).

В конечном счете, культурные различия между двумя группами были слишком велики, чтобы обеспечить прочный мир. Финалом Войны Первого Совета (War of the First Council) стала битва у двемерской крепости на Красной Горе, хотя мнения насчет событий ее последних часов сильно расходятся.


Известно, что Неревар был убит во время или вскоре после битвы, хотя личность убийцы до сих пор является предметом множественных споров. Думак и все его братья двемеры тоже были убиты, но точный способ их исчезновения по-прежнему обсуждается. Кимеры тоже не смогли остаться неизменными после сражения у Красной Горы: их кожа стала серой, а глаза огненно-красными. С этих пор они стали именоваться данмерами Морровинда.

Пожалуй, наиболее важным последствием битвы были изменения ближайших советников Неревара. Его доверенные Трибуналы - Альмалексия, Сота Сил и Вивек - получили великую, даже богоподобную, силу. Его генерал, Дагот Ур, первоначально считавшийся убитым у Красной Горы, позже был найден и обрел схожую по степени власть. Этих четырех бывших смертных стали рассматривать как символ защитников, богов и злодеев, иногда их почитали, а временами и презирали. До недавнего времени эта четверка оказывала огромное влияние на развитие нации в Морровинде.

Пока большая часть местного управления в провинции осуществлялась Великими Домами, правление Трибунала осуществлялось косвенно, через Храм, вдохновляя данмеров своим статусом Живых богов. Поклонение даэдра, которого придерживались кимеры, считалось не более, чем прелюдией к новому духовному пробуждению земли. Их силы подверглись испытанию, когда они присоединились к Реманской династии, чтобы защитить землю от акавирцев.

Несмотря на общую победу, отношения Морровинда с Киродиильской Империей утратили сердечность, и после неуклонно нараставшего недоверия в 2840 году Первой Эры разразилась Война Четырех Счетов (Four Score War). Трибунал и Вивек, в частности, битву за битвой демонстрировали невероятную силу и превосходство, но ни одна из сторон не добилась существенных преимуществ за почти восемьдесят лет. В конце концов, дипломатическое искусство Трех (the Three) положило конец войне. Каковы бы ни были границы силы Трибунала и сколько бы фантазии ни было вплетено в легенды о них, не может быть никаких сомнений в их дипломатическом мастерстве. Пока другие провинции крутились в хаосе Второй Эры, Трибунал удерживал под контролем разрозненные Дома Морровинда и отразил еще одно вторжение из Акавира.

Дипломатические навыки Трибунала подверглись проверке еще раз в конце Второй эры - когда им пришлось столкнуться с внешней угрозой, исходящей от развивающейся империи Тайбера Септима, и внутренней, возникшей, когда Дагот Ур восстал после долгого сна, чтобы вернуть свою крепость на Красной Горе. Как описано в историческом разделе этого Путеводителя, Тайбер Септим, отнюдь не желавший сражаться с тремя живыми богами, и обеспокоенный возвращением Дагот Ура, согласился заключить с Трибуналом договор. Согласно этому договору, Морровинд сохранял независимость, а Империя Септима получала право завоевать всю остальную часть Тамриэля: справедливое решение для обеих сторон.

Также Септим настоял на еще одной уступке касательно центральной власти в Морровинде - появлении правителя, который был бы его представителем в этом регионе. Барензия, дочь правящей династии Морнхолда, стала первой, кому был дарован титул королевы Морровинда. Несмотря на то, что этот титул, в основном, носил церемониальный характер, молодая королева и ее консорт, генерал Тайбера Септима Симмах (Symmachus) оказались чрезвычайно популярными среди данмеров.

Арнезианская война (Arnesian War) была одной из многих в смутные времена Имперского Симулякра Ягара Тарна. То, что начиналось как простое восстание рабов в южных землях Дома Дрес, разрасталось, пока болотистые равнины не вспыхнули потоками крови и огня, втягивая Морровинд в войну с Чернотопьем. Во время хаоса Симмах был убит, а Барензия, справедливо опасаясь за свою жизнь, бежала на другой конец Империи, в одно из королевств Хай Рока, Вэйрест (Wayrest). Королева отреклась от трона, оставив его своему дяде Атину Ллетану (Athyn Llethan), дворянину Дома Хлаалу (Hlaalu).

Шаткое перемирие между Храмом, королем и Великими Домами начинало разрушаться. Дагот Ур воспрял, Трибунал утрачивал силы, а затем, согласно популярной в наши дни народной молве, произошло чудо. Индорил Неревар был возрожден и вернулся в Морровинд, чтобы расставить все по своим местам.

Текущие события

Морровинд (Morrowind)

Была ли загадочная фигура, прибывшая в Морровинд, действительно возрожденным Нереваром - неизвестно, однако последствия от этого появления на берегах Вварденфелла пока невозможно оценить в полной мере. Дагот Ур и два члена Трибунала, Альмалексия и Сота Сил, были уничтожены яростью Нереварина. Вивек тоже, возможно, был убит, но его судьба в настоящее время неизвестна. Нереварин тоже исчез.

За это время другая легендарная фигура, королева Барензия, также вернулась в Морровинд. Внезапная смерть короля Ллетана и последующая коронация сына Барензии Хелсета (Helseth) стали источником множества кривотолков, но по этому поводу один нордский дипломат произнес известную фразу: "Новый король - безжалостный и расчетливый манипулятор. Это именно то, что нужно Морровинду."

Молодой царь был своего рода загадкой, как для внешних наблюдателей, так и для своих подданных. Одним из первых указов Хелсета как короля было постановление, призванное, казалось, полностью разрушить традиционные властные структуры данмеров. В соответствии с давними пожеланиями Империи он отменил рабство на всей территории Морровинда. Как можно предугадать, реакция была кровавой, хотя возникшие альянсы оказались весьма неожиданными. Как выразился сам Хелсет в своей речи к народу: "Если мы хотим добиться революции, то пусть лучше это сделает король".

Действия, подобные этим, побудили многих заклеймить Хелсета как очередную имперскую марионетку, однако некоторые его поступки ставят под сомнение это заявление. Реформирование Хелсетом Великого Совета, который включает в себя глав всех Великих Домов, было воспринято некоторыми как возвращение к более традиционным данмерским обычаям.

Сами Великие Дома, долгое время пребывавшие в состоянии застоя, сейчас подстраиваются под новые силы, появившиеся в регионе. Некоторые из них, такие как Дрес и Хлаалу, находятся на подъеме, с радостью принимая новые традиции и одновременно приветствуя возвращение старых. Другие, такие как Индорил и Редоран, кажется, ослабевают, оказавшись не в состоянии приспособиться к требованиям нового времени.