Tes Lore:История Сатча

Материал из Tiarum
Перейти к: навигация, поиск
Авторская Эта страница защищена авторскими правами..
Не редактируйте его без предварительного согласования с автором! Свои изменения и дополнения вы можете предложить непосредственно автору, либо на Форуме, либо на странице Обсуждения


История Сатча
Lore: Неофициальный (исследования фанатов)
45px-Scroll.png

Автор: Эдвин Пеннель
Переводчик: Intrepid
Оригинал: Tamriel Rebuild
Перевод: История Сатча
Редактор: Tiara (wiki-версия), Merlin

Sutch.JPG

Примечание от Zomboss'a: изначально в Киродииле, представленном в Oblivion, должно было быть больше городов. По крайней мере, больше на один город - Сатч (Sutch). Подтверждение этому вы можете найти, если откроете видео, которое лежит в папке с игрой: Oblivion/Data/Video/CreditsMenu.bik Также упоминание об этом городе можно встретить в книге "Похититель целомудрия". Сейчас же от Сатча остался лишь один разрушенный форт, западнее Кватча. Что же с ним могло случиться? Ребята из Tamriel Rebuild высказывают свою догадку.


В наши дни развалины Сатча привлекают лишь ученых и путешественников. Но всего несколько сотен лет назад он был таким же шумным городом, как и большинство поселений где-нибудь в Хаммерфелле или Сиродиле, богатым из-за торговых путей, развитого сельского хозяйства, а также залежей полезных ископаемых. Однако все, что осталось сегодня - это небольшое поместье мелкого землевладельца, разрушенный форт и постепенно исчезающая тропа, которой пользуются разве что бродяги и любопытные путешественники. В этом очерке я хочу поведать миру о том, как процветающий город может в прямом смысле слова кануть в небытие.

Глава I: Первые упоминания

Не секрет, почему появилась необходимость в основании поселения Сатч. Хаммерфелл всегда считался дикой страной; с незапамятных времен и до золотого века двемеров в Волленфелле он был известен как Земля Смерти. Однако первой настоящей угрозой для молодой нации, которая впоследствии стала известна как Сиродил, стало вторжение людей с Йокуды, произошедшее в восьмом веке первой эры. Народы-предшественники редгардов бежали со своего исчезнувшего континента и, прибыв в Тамриэль, захватывали все на своем пути. В это время Волленфелл был в основном заселен немногочисленными племенами орков, поэтому здесь мало кто сопротивлялся завоеванию. Однако наиболее желанной и в то же время практически беззащитной землей была Коловия, которую в любой момент могли завоевать племена Ра Гада, так же как и земли к северу от нее.

Наши архивы не охватывают тот период времени, поэтому мы не знаем, кто дал приказ о строительстве, однако известно, что к середине восьмого века к северу от Кватча был расположен форт, впоследствии ставший более известен как Сатч. Вполне вероятно, что строительство форта финансировалось королем Кватча Риславом III. Форт фактически был воздвигнут еще до того, как йокуданцы обратили свое внимание на Коловию, однако регион был все еще ослаблен от постоянных набегов людей Клана Диренни в течение предыдущих столетий. Именно этот форт, а также его братья-близнецы к востоку и западу обозначили границы цивилизации: для Ра Гада деревянные укрепления с множеством опытных лучников и хорошо вооруженных солдат были предупредительным сигналом. Воины Ра Гада не стали продолжать свои завоевания дальше на юг, поскольку столкнулись с более могучим противником.

Глава II: Рождение города

За многие столетия в Сиродиле было построено множество фортов, но лишь немногие стали городами. Почему им стал Сатч? Ответ - месторасположение. Стимул - экономика. Анвил в это время был не более чем рыбацкой деревенькой, а Кватч являлся самой западной точкой распространения сиродильской культуры, и как только йокуданцы Волленфелла стали редгардами Хаммерфелла, то сразу же столкнулись с доимперской цивилизацией. История основания города может быть разделена на 3 этапа: возникновение форта, превращение в город и рост города.

Благодаря своему месторасположению Сатч стал вратами в Коловию для редгардов, поселившихся в городах Рихад и Танет, на побережье. Для Сатча стать центром торговли было очевидным делом - всем известна страсть имперцев к торговле. Границы Сиродила времен второй эры были размыты, так как регион пребывал в постоянном раздоре: от владычества Цаэски до восстания, от гражданской войны до политических убийств. Сатч являлся одним из тех мест, где граница была четко определена: по одну сторону ворот форта лежал Хаммерфелл, по другую - Коловия.

До развития торговли у форта не было официального названия. Древние летописи упоминают о нем как о "Западном форте" или "Болотном форте". Остальные названия ему давали солдаты, и, как правило, они были куда менее приятны: например, "Дождливая глушь" и "Вонючая дыра". Название "Сатч" появилось благодаря смеси древнесиродильского языка и языка Йоку. Существует множество теорий касательно этимологии этого слова: вполне возможно, что говорящие на грубом языке редгарды просто не могли выговорить такое мягкое слово как "сэйл" ("торговля" на сиродильском языке), и так образовалось варварское упрощение, звучавшее как "Сатч". Другие древние записи указывают на то, что это название появилось из-за одного редгардского посла, который говорил на сиродильском со страшным акцентом. На вопрос "Чем вы тут занимаетесь?" он отвечал: "Ну, всакой всатчиной".

С ростом торговли процветал и город. В Сатче можно было купить и продать что угодно: от специй до оружия, от зерна до лошадей. По традиции Сатч считался городом Хаммерфелла. Причина этому крылась в асимметричном росте города: так как центральная область региона погрязла в междоусобицах, коловианским купцам было сложно торговать с купцами из Хаммерфелла. Ко всему прочему, велась торговля определенными товарами, запрещенными Империей. Различные наркотические вещества, а также рабов можно было найти в хаммерфелльской части города, а время от времени и в имперской.

Глава III: Золотой век Сатча

А теперь перейдем к эпохе, непосредственно предшествовавшей появлению Третьей Империи. Изучая редгардские карты того времени, мы с легкостью можем заметить, что Сатч обладал статусом города: на карте ему придается такое же важное значение, как Кватчу или Скинграду - областям, которые вот-вот должны были стать графствами. К этому времени уже был основан Анвил, однако вся торговля шла в основном через Сатч: существенным недостатком Абесинского моря являлось пиратство, поэтому торговые пути преобладали на западе.

Завоевательные походы Тайбера Септима в конце второй эры только усилили многонациональную составляющую Сатча, а также послужили доказательством политической хитрости человека, впоследствии ставшего Императором. В течение всех завоеваний торговля в Сатче и не думала останавливаться. Хотя был введен запрет на торговлю оружием, контрабанда все же продолжалась, и после короткого перерыва все торговые отношения вернулись в нормальное русло, так как пали города Рихад и Танет. Установились новые, более четкие границы - форт Сатча теперь находился на имперских землях, но большая часть города все же оставалась под контролем редгардов. Это был необходимый Септиму компромисс для того, чтобы завоевать сердца и умы редгардов, а также их земли.

Как только Империя окончательно сформировалась, Сатч стал просто-напросто разрываться от множества торговцев и купцов. За неимением каких-либо альтернативных торговых путей практически все товары из Хаммерфелла и даже Хайрока проходили тем или иным образом через Сатч. Вместе с растущим богатством пришла преступность. Самым любопытным свидетельством этому является (скорее всего, вымышленное) предание под названием "Похититель целомудрия", согласно которому один вор пытался стащить несколько монет прямо из-под носа у барона. К несчастью, именно преступность послужила основной причиной падения города: в южной его части была установлена власть имперского лорда для борьбы с преступностью, так как редгардские бароны явно не собирались заниматься этим.

Глава IV: Начало конца

Наконец, мы подобрались к причинам краха этого замечательного города. К несчастью, этот крах не произошел в одночасье, во время какой-нибудь ночной осады. Он был медленным и тяжелым, и непрерывно усиливался теми силами, которые и создали сам город. Конец Сатча может быть описан в виде трех этапов, являющихся противоположными составлявшим его основание: упадок, деградация в форт и полное исчезновение.

В конечном счете, объединение земель Империи привело к гибели города, который процветал именно из-за своего многонационального состава. Новый Западный Флот под командованием адмирала Ричтона очистил Абесинское море от пиратов во время завоевания Хаммерфелла. Как только моря стали безопасны, а редгардские порты открыты, центром торговли стал Анвил. Выбирая между восхождением на холмы Сатча и отдыхом на берегу прекрасного Абесинского моря, многие торговцы склонялись к морскому пути. Торговля по суше резко сократилась, Сатч потерял свой статус центра торговли и постепенно начал приходить в упадок.

Эта неудача очень тяжело отразилась на жителях города, и Сатч захлестнула волна преступности. Постепенно город покинули все зажиточные торговцы и благородные семьи. Когда-то процветающий и могучий город становился бледной тенью самого себя, логовом зла и контрабанды. К тому же, имперский лорд и редгардский барон враждовали друг с другом. Влияние враждебно настроенных или коррумпированных аристократов распространилось по городу; в имперской части издавались приказы - в редгардской части на них не обращали внимания. Судьбоносным для города стал день, когда император Уриэль VI отобрал у Сатча статус баронства. Все криминальные авторитеты Сатча были выслежены и казнены.

Таким образом, Сатч потерял цель своего существования. Рынки остались без торговцев. Притоны - без поставщиков. Город в прямом смысле слова стал уменьшаться: дома сносили, а их кирпичи использовали для строительства по обе стороны границы. К тому времени как Уриэль Септим VII принял титул императора, Сатч стал гарнизонным фортом и перевалочным пунктом для народов Империи. Теперь начало процветать сельское хозяйство, и деревенское вино Сатча уже стало известно повсюду. К тому же, были найдены небольшие залежи золота, и какое-то время поселок находился под ослабленной властью лорда.

Глава V: Последние дни Сатча

В четвертом столетии третьей эры Сатчу пришел конец. Всем известно, что это было время войны на западе, но каким образом эти боевые действия могли повлиять на поселение, находившееся так далеко на юге? И в самом деле, теперь редгарды покинули город, а граница была передвинута, с тем чтобы форт полностью перешел на имперскую территорию.

Война странным образом воздействует на людей. Даже далеко на юге, в Рихаде, воины-редгарды подхватили эту жажду крови, пришедшую с севера. Для наемников, желавших поучаствовать в сражениях залива Илиак, маленькая деревня Сатч со своими туго набитыми золотом сундуками и символической стражей была слишком лакомым кусочком. Несколько набегов распугали владельцев виноградников, но и заставили легион укрепить форт, тем самым практически возвращая Сатч к его первоначальному статусу. Вслед за этим последовало сражение Брэнта Ката Бетриаля, а также набеги банды головорезов Родрика.

Очевидно, это и было причиной исчезновения города. В 417-м году настоящим кошмаром для любого солдата стало слово "мир". С окончательным воссоединением Империи пришел мир, а с ним и погибель некогда великого города Сатч. Теперь от приграничных фортов было мало толка, и их гарнизоны один за другим отправляли в резерв. Некогда неприступные бастионы были разграблены и разобраны по камням мародерами, а впоследствии заселены дикими зверьми и бандитами.

Сегодня от наследия Сатча почти ничего не осталось. Только небольшое поместье старого лорда и развалины форта, неотличимые от тех, которыми усыпана наша земля. Как бы там ни было, вы все еще можете услышать о людях, живущих в Сатче, но это скорее просто поговорка, существующая в наших краях. Если вам повезет, то вы наткнетесь на упоминание о Сатче в какой-нибудь книге или даже найдете бутылку его старого вина в одном из винных погребов. Сейчас подобные вещи вызывают лишь любопытство: вино уже утеряло свои лучшие качества, и его стало невозможно пить. Однако если вам посчастливится обнаружить подобную вещь, то оцените ее по достоинству. Ведь это все, что осталось от великого наследия, гармонии без войн, жизни без расовых различий. Все это служит напоминанием о богатом наследии нашей Империи.