Oblivion Книга:Дневник сэра Амиэля

Материал из Tiarum
Перейти к: навигация, поиск





Этот дневник содержит историю крушения. Моего крушения.

В настоящий момент оно очевидно. Если вы читаете эти строки, скорее всего вы стоите над моим телом в недрах гробницы Крестоносца. Возможно, боги даровали мне шанс хотя бы взглянуть на священный Шлем перед смертью, пусть я этого и не заслуживаю. Я хочу верить, что вы - благочестивый рыцарь, следующий по моим стопам в поисках Реликвий Крестоносца. И именно к вам, сэр рыцарь моих чаяний, обращаю я свои слова. Пусть рассказ об ошибках, совершенных мною, поможет вам избежать моей судьбы.

Знайте, что мои неудачи не ограничиваются моей собственной гибелью (которая не столь важна в конце длинного жизненного пути). Идеалы рыцарей Девяти, служения богам, а не смертным, посвящения себя высшей цели - вот где кроется истинный провал, который я должен описать.

В то время, как я пишу эти строки, лишь скрип моего пера нарушает тишину опустевшего приората. Я готовлюсь отправиться в свой последний поход за Шлемом Крестоносца. Шансы на успех ничтожны - я слишком стар для этого. Эта задача должна была лечь на плечи следующего поколения Рыцарей Девяти, в то время как сэр Кай, сэр Берик и остальные оставались бы здесь и рассказывали истории о днях нашей славы. Увы, следующего поколения нет. Сэр Берик - мой злейший враг, прочие старые товарищи все мертвы. Остался только я, последний упрямый рыцарь исчезнувшего ордена.

Долгие годы я винил сэра Берика в распаде ордена, но ближе к старости я в конце концов осознал и свою роль в тех трагических событиях. Сейчас я понимаю, что семена нашей погибели были посеяны давно, хотя плоды созрели намного позже. Еще в первые безрассудные дни похода за Кирасой Крестоносца вместе с сэром Каем и сэром Торолфом я вступил на путь погони за личной славой. Кираса была моей, и хотя она хранилась в приорате, я надевал ее на битвы и благосклонно принимал славословия от своих товарищей и простого народа в честь ее возвращения. С тех пор так и повелось. Клинок и Поножи, найденные сэром Бериком, остались в его владении, а Перчатки достались сэру Казимиру. А почему нет? Разве должно священное оружие лежать без дела, когда существует зло, которое нужно искоренить? И кому еще носить его, как не рыцарю, уже доказавшему, что он этого достоин, самим фактом возвращения утерянного? Так мы говорили себе, так я говорил себе, и это стало причиной всего, что произошло потом.

Когда сэр Берик пожелал взять Реликвии с собой на войну - кто я был таков, чтобы запрещать ему? Я, который ревностно считал Кирасу своей и только своей собственностью? Сэр Берик был неправ, хотя я первым совершил ошибку, и вина за спор о Реликвиях изначально лежит на мне, вожде и основателе ордена, который должен был показать пример для подражания, а вместо этого присвоил себе одну из святынь.

Пусть другие судят последние деяния сэра Берика. Но пусть будет известно, что я не обвиняю его в расколе рыцарей. Если бы он разговаривал со мной, я сказал бы это ему лично. Мы двое - это все, что осталось от первых рыцарей. Все остальные мертвы, а я посвятил себя поискам их тел и помещению их в крипту приората, место, подобающее этим священным воинам. Увы, у них не было вождя, которого они заслуживали.

Настало время выступать в поход за Шлемом. Сэр рыцарь, если вы прошли по моему пути, знайте, что, по крайней мере, основание приората останется нетронутым. Я запечатал лестницу, и только мое кольцо сможет открыть ее. Мои братья-рыцари будут покоиться в мире вместе с Кирасой - единственной Реликвией, оставшейся во владении ордена. Хотя официально он распущен, я говорю так, потому что надеюсь и верю, что однажды Рыцари Девяти возродятся. Возможно, именно вы восстановите орден. Если так, идите в приорат в Западный вельд. Воспользуйтесь моим кольцом, чтобы попасть в гробницы под главным зданием. Там вы найдете Кирасу, и если вы истинный рыцарь, владейте ей.

Пусть Девять хранят и ведут вас. Прощайте.

Сэр Амиэль
Приорат Девяти
Западный вельд
Графство Скинград
153 год эры Септима