Oblivion Книга:Аргонианский доклад

Материал из Tiarum
Перейти к: навигация, поиск
Информация о книге
Др. языки
См. также
Аргонианский доклад

Примечание: Персонаж доклада Декумус Скотти первоначально был введен в книг Танец в огне.


Книга первая

Hа небольшой, но престижной площади Имперского города расположилось здание Строительной комиссии лорда Ванека. Это простое и скромное здание славилось не красотой и архитектурными изысками, а несоразмерной протяженностью. Но все, кто спрашивал себя, что лорд Ванек нашел в этом безвкусном и некрасивом сооружении, держали эти вопросы при себе.

В 398-м году Третьей эры старшим клерком в этой комиссии служил Декумус Скотти.

Всего несколько месяцев назад этот скромный человек средних лет добился того, что комиссия лорда Ванека получила выгодный контракт - исключительное право на ремонт дорог Валенвуда, которые были разрушены во время Пятилетней войны. Это сделало его всеобщим любимцем, его обожали и управляющие, и клерки. Теперь он проводил свои дни, более или менее правдиво рассказывая о своих приключениях. Правда, он умалчивал, чем они закончились - ведь многие служащие комиссии попробовали жареную антраппу, подаренную Сильвенаром. А им вряд ли будет приятно узнать, что они питались человечиной.

Скотти не имел особых амбиций и не отличался трудолюбием, и поэтому его устраивало то, что лорд Ванек не дает ему никакой работы.

Всякий раз, когда лорд Ванек, толстенький, похожий на гнома человечек, встречался с Декумусом Скотти в конторе, он говорил ему: "Ты - гордость нашей комиссии. Так держать".

Поначалу Скотти волновало то, что он ничего не делает на работе, но время шло, и постепенно он успокоился и просто отвечал: "Спасибо. Рад стараться".

С другой стороны, ему нужно было думать о будущем. Скотти был уже немолод, и, хотя он получал приличное жалование за то, что ничего не делал, он понимал, что скоро ему придется уйти в отставку. "Было бы неплохо, - думал он, - если бы лорд Ванек решил отблагодарить меня за миллионы, которые принес Валенвудский контракт, и сделал бы меня партнером. Или, по крайней мере, выделил бы мне небольшую долю из этих денег..."

Декумус Скотти не умел просить о поощрениях такого рода - вот почему до своего ослепительного успеха с Валенвудским контрактом он был всего лишь жалким клерком. Скотти как раз набирался храбрости, чтобы поговорить с лордом Ванеком, как вдруг его сиятельство неожиданно сам проявил к нему интерес.

"Ты - гордость нашей Комиссии, - сказал коротышка и помолчал немного. - У тебя найдется свободная минутка в твоем плотном расписании?"

Скотти с готовностью кивнул и проследовал за лордом в его обставленный с имперским размахом кабинет, который, казалось, занимал целый гектар.

"Твое появление в комиссии - это дар Зенитара, - торжественно пропищал коротышка. - Знаешь ли, пока ты не появился здесь, мы переживали тяжелые времена. У нас были потрясающие проекты, но мы так и не смогли воплотить их в жизнь. Мы столько лет пытались улучшить дороги и другие пути сообщения в Чернотопье. Я поручил этот проект моему сподвижнику, Флесусу Тиджо, но с каждым годом торговля шла все хуже и хуже, несмотря на затраченные силы и средства. А теперь у нас есть твой невероятно прибыльный Валенвудский контракт, который существенно пополняет казну нашей комиссии. Думаю, ты заслуживаешь награды".

Скотти улыбнулся, и его улыбка источала бесконечную преданность и покорность.

"Я хочу, чтобы возглавил работу в Чернотопье".

Скотти содрогнулся, словно человек, вернувшийся из чудесного сна в жуткую реальность: "Милорд, я... я не могу..."

"Чепуха, - весело защебетал лорд. - Не волнуйся насчет Тиджо. Он будет рад уйти в отставку и жить на те деньги, которые я ему дам. Особенно учитывая тот факт, что этот проект в Чернотопье невероятно, просто чудовищно сложен. Это дело как раз для тебя, мой дорогой Декумус".

Скотти задвигал губами, пытаясь произнести слово "нет", но не смог выдавить ни звука. Лорд Ванек вытащил коробку с документами по Чернотопью.

"Ты быстро читаешь, - приободрил его Ванек. - Прочтешь все это по дороге".

"По дороге в..."

"В Чернотопье, конечно, - хихикнул коротышка. - Ты такой смешной малый. Где же еще ты узнаешь об этом проекте и о том, как его улучшить".

На следующее утро, даже не взглянув на пачку документов, Декумус Скотти отправился на юго-восток в Чернотопье. Для охраны своего лучшего сотрудника лорд Ванек нанял крепкого телохранителя - молчаливого редгарда по имени Майлик. Они скакали на юг по берегу реки Нибен, затем на юго-восток вдоль реки Серебрянки и дальше вглубь Сиродила, где у рек не было названий, а растения не были похожи на те, что росли в садах северной Имперской провинции.

Лошади Скотти и Майлика были связаны, чтобы Скотти мог читать. На осмотр окрестностей времени не оставалось, но Скотти понимал, что должен хотя бы поверхностно ознакомиться с тем, что комиссия делает в Чернотопье.

В коробке лежала огромная пачка документов за сорок лет. Первые из них относились к тем дням, когда богатый торговец лорд Кселлик Пинос-Ревина пожертвовал несколько миллионов на улучшение дорог между Гидеоном и Сиродилом. В то время путешествие по ним занимало три недели, невероятно долгое время, и поэтому рис и коренья, которыми торговал Пинос-Ревина, прибывали в Имперскую провинцию уже частично подпорченными. Пинос-Ревина давно умер, но другие инвесторы, в том числе сам император Пелагиус IV, заключали с комиссией контракты о постройке дорог и мостов, осушении болот и борьбе с контрабандистами, то есть обо всем, что могло содействовать развитию торговли. Судя по последним отчетам, теперь дорога занимала два с половиной месяца, и товары прибывали в пункт назначения совсем гнилыми.

Скотти заметил, что стоит ему оторваться от чтения, как ландшафт меняется. Всегда значительно. И всегда к худшему.

"Это Черный лес, сэр", - заметил Майлик, отвечая на невысказанный вопрос Скотти. Здесь было темно, вокруг росло много деревьев, и Декумус Скотти решил, что название выбрано верно.

А вопрос, который он хотел задать и, в конце концов, задал, был другим: "Что это за ужасный запах?"

"Топь, сэр", - ответил Майлик, когда они миновали очередной поворот, за которым показалась поляна. На ней стояло несколько зданий, построенных в тяжеловесном имперском стиле, который нравился лорду Ванеку и всем императорам, начиная с Тайбера. Вонь здесь стояла такая, что от нее слепило глаза и выворачивался желудок, как будто она была смертельным ядом. Тучи кроваво-красной мошкары размером с песчинку не улучшали вид.

Отмахиваясь от жужжащих насекомых, Скотти и Майлик подъехали к самому крупному зданию. Оказалось, что оно стоит на берегу большой черной реки. Скотти решил, что здание - офис по сбору налогов за переезд по белому мосту через реку, наполненную черной бурлящей водой. Это был красивый, яркий, прочный мост - Скотти не сомневался, что мост построила его комиссия.

Скотти постучал, и дверь открыл невзрачного вида чиновник. "Входите, входите быстрее! Закрывайте дверь, не впускайте мясных мух!" - крикнул он раздраженно.

Декумус Скотти содрогнулся: "Мясных мух? Они едят человеческую плоть?"

"Если ты достаточно глуп, чтобы стоять на месте и ждать пока они съедят тебя, - закатил глаза солдат. Одно из его ушей было наполовину объедено. Скотти взглянул на других солдат и заметил, что их тоже погрызли. У одного из них совсем не было носа. - Ну, так что тебе здесь нужно?"

Скотти рассказал им, зачем приехал и добавил, что они поймают больше контрабандистов, если выйдут за пределы поселка.

"Лучше подумай о том, как перебраться через мост, - фыркнул один из его собеседников. - Начинается прилив. Если не поторопишься, то застрянешь здесь дня на четыре".

Скотти показалось это абсурдом. "Разве может быть мост, который уходит под воду во время полноводья?" - удивился он. Но посмотрев солдату в глаза, Скотти понял, что тот не шутит.

Выйдя за пределы форта, он увидел, что обезумевшие от укусов насекомых лошади сорвались с привязи и несутся к лесу. Маслянистая речная вода уже подступала к настилу моста. Скотти подумал, что он совсем не против подождать четыре дня, но Майлик уже бежал по доскам.

Скотти бросился за ним, задыхаясь. Сейчас он был не в лучшей форме. Впрочем, в хорошей форме он не был никогда. Коробка с документами оттягивала ему руки. На полпути он остановился, чтобы перевести дух, и вдруг обнаружил, что не может двинуться с места. Его ноги прилипли к мосту.

Черная жижа, которая текла в реке, была густой и крепко приклеила ноги Скотти к доскам. Скотти пришел в ужас. Он поднял голову и увидел, как Майлик прыжками несется по мосту, приближаясь к зарослям камыша на другой стороне реки.

"На помощь! - закричал Скотти. - Я застрял!"

Майлик даже не обернулся: "Я знаю, сэр. Вам нужно сбросить вес".

Декумус Скотти знал, что весит на на пару-тройку фунтов больше чем нужно. Он давно собирался начать есть меньше и больше заниматься физическими упражнениями, но намерение сесть на диету вряд ли помогло бы ему в этих обстоятельствах. Нельзя было терять ни секунды, и внезапно Скотти осознал, что редгард имел в виду коробку с документами. Ведь сам Майлик бросил все припасы, которые нес с собой.

Вздохнув, Скотти бросил коробку в жижу и почувствовал, что доска под ним чуть-чуть приподнялась - как раз достаточно, чтобы он смог освободиться. Перепуганный Скотти с невиданным проворством запрыгал вслед за Майликом, стараясь снова не попасть в черную жижу.

Через сорок шесть прыжков Декумус Скотти вбежал в заросли камыша и оказался на твердой земле Чернотопья. Позади себя он услышал булькающий звук - и мост, и коробка с важными документами комиссии скрылись под слоем черной жижи.

Книга вторая

Декумус Скотти, изможденный бегом, выбрался наконец из грязи. Его лицо и руки были покрыты мошкарой. Оглянувшись на Сиродил, он увидел, как мост исчез в черной массе реки, и понял, что не сможет вернуться, пока через несколько дней вода не схлынет. В липкой глубине сгинули все его бумаги. Теперь, чтобы найти связного в Гидеоне, ему следовало полагаться только на собственную память.

Майлик все шел и шел вперед, прямо через камыши. Без особенного успеха шлепая то одного комара, то другого, Скотти спешил за ним.

"Нам повезло, сэр", - сказал редгард. Эта фраза показалась Скотти совершенно неуместной, пока он не посмотрел туда, куда указывал палец редгарда: "Вот он, караван".

Двадцать одна ржавая, забрызганная грязью телега из полусгнивших досок с шатающимися колесами увязла в жидкой грязи. Толпа аргониан с серыми глазами и серой кожей, обычные мрачные чернорабочие, которых можно встретить по всему Сиродилу, собралась у одной из телег, что стояла в отдалении от остальных. Подойдя поближе, Скотти и Майлик обнаружили, что эта телега была нагружена черными ягодами, настолько прогнившими, что их едва можно было узнать. Содержимое повозки больше напоминало дурно пахнущий кисель.

Да, караван направлялся в Гидеон, и, как сказали Скотти аргониане, он мог отправиться с ними после того, как они закончат разгружать ягоды.

"Давно ли они были собраны?" - спросил Скотти, разглядывая омерзительную поклажу.

"Их конечно же собирают в месяц Последнего зерна", - сообщил ему аргонианин-возница. Но поскольку стоял уже месяц Заката солнца, ясно было, что ягоды находились в пути более двух месяцев.

Скотти своими глазами увидел, что здесь есть большие проблемы с перевозками, но, в конце концов, именно их решением ему и предстояло заняться как представителю Строительной комиссии лорда Ванека.

Еще примерно час ягоды лежали на солнце, пока повозку оттаскивали, те, что были спереди и сзади от нее, сцепляли вновь, а затем впрягали в эту повозку лошадь из головной части каравана. Рабочие едва шевелились, и Скотти решил использовать время, чтобы пройти вдоль процессии и поговорить с новыми попутчиками.

В четырех телегах были устроены скамьи для тех, кто не мог ехать верхом. Все повозки были нагружены зерном, мясом и овощами в разной стадии разложения.

При караване находились шесть рабочих-аргониан, три имперских купца, так искусанные мошкарой, что их кожа казалась покрытой чешуей, как у аргониан, и трое людей в капюшонах, судя по светящимся в полумраке красным глазам, данмеров. Все они везли свои товары по Имперскому торговому тракту.

"И это дорога?" - воскликнул Скотти, глядя на простирающиеся перед ним бесконечные поля тростника, который доходил ему аж до подбородка.

"По крайней мере, это твердая почва, - пожал плечами один из данмеров.- А лошади могут есть тростник. Мы иногда выжигаем его, но он всегда вырастает снова".

Наконец, караванщик дал сигнал к отправке, и Скотти занял место в третьей телеге вместе с остальными имперцами. Он осмотрелся и обнаружил, что Майлик в телегу не сел.

"Я согласился довести вас до Чернотопья и вывести назад, - сказал редгард, который устроился на камне посреди колышущихся тростников и лениво жевал морковь.- Я подожду здесь, пока вы не вернетесь".

Скотти передернуло, и не только потому, что Майлик пропустил почтительное обращение "сэр". Во всем Чернотопье не осталось ни одного знакомого ему лица. Однако караван медленно двинулся вперед, и на споры не осталось времени.

Ядовитый ветер дул вдоль торгового тракта, гоняя волны по морю тростника. Вдали маячили горы, но их очертания постоянно менялись, и Скотти понял, что это были всего лишь клубы пара и тумана. По земле пронеслись тени, и, когда Скотти поднял голову, он увидел, что их отбрасывают огромные птицы с длинными, похожими на пилы клювами по длине не меньшими, чем тела птиц.

"Крылобои, - пробормотал имперец по имени Чиро Гемуллус, сидевший слева от Скотти. Он был молод, но его, похоже, успела потрепать жизнь. - Как и все в этом проклятом месте, они сожрут тебя, если ты остановишься. Эти твари камнем рушатся вниз, откусывают от тебя сочный кусок, и возвращаются только тогда, когда ты почти загнешься от потери крови".

Скотти поежился. Он надеялся, что караван прибудет в Гидеон еще до заката. Но немного спустя он понял, что солнце находится не с той стороны каравана.

"Простите, сэр,- обратился Скотти к караванщику.- Мне показалось, что вы направляетесь в Гидеон?"

Караванщик кивнул в ответ.

"А почему мы тогда едем на север, хотя должны двигаться на юг?"

Ответом ему был тяжелый вздох.

Скотти поговорил с попутчиками и выяснил, что они тоже должны были попасть в Гидеон, но никто из них особенно не беспокоился насчет неожиданной петли, которую дала дорога. Сиденья были жестковаты для него, ведь он был уже немолод, но размеренный ход каравана и сонное колыхание тростника убаюкали Скотти, и он смежил веки.

Он проснулся в темноте, несколько часов спустя, не понимая, где он находится. Караван уже больше не двигался, и он лежал на полу под скамьей рядом с маленькими ящичками. Вокруг него переговаривались шипящие, щелкающие голоса на языке, которого Скотти не понимал, и ему пришлось выглянуть между чьих-то ног, чтобы посмотреть, что происходит.

Луны едва проглядывали сквозь густые клубы тумана, окружавшие караван, и Скотти не удавалось найти нужное положение, чтобы увидеть говорящего. На мгновение ему показалось, что серый караванщик говорил сам с собой, но тут влажная темнота зашевелилась и на свет выступили сияющие чешуйчатые фигуры. Сложно сказать, сколько их было, но они были огромные, темные, и чем дольше Скотти смотрел на них, тем больше деталей он мог разглядеть.

Когда он рассмотрел огромные пасти, заполненные острыми, похожими на иглы зубами, Скотти кинулся под скамью. Их маленькие черные глазенки еще не успели его заметить.

Ноги перед лицом Скотти задвигались и внезапно исчезли, когда их владельца схватили и вытащили из телеги. Скотти забился еще дальше, спрятавшись за ящиками. Он не слишком хорошо умел прятаться, но знал, как обращался со щитом, то есть догадывался, что если что-то есть между ним и врагом, то это уже хорошо.

Через несколько мгновений после того, как ноги исчезли из вида, раздался ужасный крик. А следом за ним и второй, и третий. Разными голосами, стеная и плача, люди кричали от боли, жуткой боли. Скотти вспомнил давно забытую молитву богу Стендарру и начал шептать ее.

Затем наступила тишина... непрочная тишина, которая сохранялась всего несколько минут, но Скотти они показались часами... годами.

И после этого телега вновь двинулась вперед.

Скотти осторожно вылез из-под скамьи и обнаружил там Чиро Гемуллуса, который дружелюбно оскалился.

"А, вот вы где, - сказал он.- Я думал, что наги вас забрали".

"Наги?"

"Омерзительные твари, - передернуло Гемуллуса. - Настоящие твари с ногами и руками, ростом в семь футов, а когда бесятся - то и все восемь. Они родом из внутренних болот, а здесь им не нравится, так что они становятся раздражительны. Вы богатенький имперец, так что вам они были бы рады".

Скотти никогда не считал, что он богат. Заляпанная грязью и пятнами одежда вряд ли дотягивала даже до среднего класса, и то в лучшем случае. "Зачем я им нужен?" - вслух подумал Скотти.

"Чтобы ограбить, конечно, - улыбнулся имперец. - И убить. Вы что, не заметили, что они сделали с остальными? - Гемуллус нахмурил брови, как будто его посетила какая-то мысль. - Вы ничего не прихватили из этих ящиков? Например, сахару?"

"О боже, нет", - Скотти скорчил гримасу.

Имперец с облегчением кивнул: "Вы, кажется, не очень-то быстро соображаете. В первый раз в Чернотопье, я так понимаю? О-хо-хо, хистовы сопельки!"

Скотти как раз собирался спросить Гемуллуса, что означает этот странный термин, когда хлынул дождь. Это был настоящий ад, отвратительно пахнущие желтоватые струи поливали караван под аккомпанемент далекого грома. Гемуллус решил натянуть над телегой тент и косился на Скотти до тех пор, пока тот не догадался помочь.

Скотти ежился не только от холодного душа с небес, но и от размышлений о составе той жидкости, которая изливалась на, и без того отвратительное, содержимое непокрытых телег.

Гемуллус улыбнулся, показывая куда-то в туман впереди: "Скоро просохнем".

Скотти никогда раньше не был в Гидеоне, но знал, чего ожидать. Большое поселение, подобное имперским городам, с имперской архитектурой и имперскими традициями, предоставляющее путникам все удобства.

Но впереди была всего лишь группка хижин, утопавших в грязи.

"И где же мы?" - спросил в замешательстве Скотти.

"Хиксиноуг, - ответил Гемуллус, произнося это странное имя с уверенностью.- Вы были правы. Мы ехали на север, вместо того, чтобы ехать на юг".

Книга третья

Декумус Скотти должен был прибыть в Гидеон, имперский город на юго-востоке Чернотопья, чтобы совершать коммерческие сделки на благо провинции от имени Строительной комиссии лорда Ванека и ее клиентов. Вместо этого он оказался в полузатопленной прогнившей деревушке под названием Хиксиноуг, где не знал никого, кроме контрабандиста Чиро Гемуллуса, переправлявшего наркотики.

Гемуллуса совершенно не смутило, что вместо юга торговый караван шел на север. Он взял у Скотти ведро с тродхами - маленькой хрусткой рыбкой, которую тот купил в деревне, и уплетал ее за обе щеки. Скотти хотелось, чтобы эти рыбки были уже зажарены или, по крайней мере, мертвы, но Гемуллус с улыбкой объяснил ему, что мертвые тродхи - это смертельный яд.

"Будь я там, где я должен быть, - недовольно сказал Скотти, закидывая в рот одно из бьющихся в страхе существ, - у меня было бы мясо, сыр и бокал вина".

"Я продаю лунный сахар на севере, а покупаю на юге, - ответил Гемуллус. - Тебе нужно мыслить шире, друг мой".

"Я веду дела только в Гидеоне", - посетовал Скотти.

"Ну, у тебя есть выбор, - сказал контрабандист. - Ты мог бы остаться тут. Большая часть деревень в Аргонии недолго остается на одном месте, и весьма вероятно, что через месяц-другой Хиксиноуг переместится к воротам Гидеона. Это, наверное, самый легкий путь".

"Но это слишком выбило бы меня из графика", - сказал Скотти.

"Другой вариант. Ты можешь опять присоединиться к каравану, - продолжил Гемуллус. - Может, тебе повезет и они пойдут в нужную тебе сторону, не застрянут в грязи и не окажутся перебиты нагами".

"Меня это не устраивает, - нахмурился Скотти. - Еще идеи?"

"Сядь на корни. Подземный экспресс, - оскалился Гемуллус. - Пошли".

Скотти пошел за Гемуллусом в рощу с деревьями, почти скрывшимися под зеленым мхом. Контрабандист смотрел себе под ноги, периодически ковыряя густую грязь, пока наконец, не нашел место, где из глубины поднимались большие маслянистые пузыри.

"Отлично, - сказал он. - Теперь самое главное - не паниковать. Экспресс понесет тебя к югу: это зимняя миграция. Как только увидишь вокруг красную глину, значит, ты у Гидеона. Просто не паникуй. Найди место, где вверх поднимается много пузырей. Это дыхательное отверстие, и через него можно выбраться наверх".

Скотти тупо посмотрел на Гемуллуса. "Этот человек несет полную ахинею", - подумал он.

"Чего?" - удивился контрабандист.

Гемуллус взял Скотти за плечо и поставил на место с пузырями:

"Стой тут".

Скотти начал быстро погружаться в грязь. В ужасе он уставился на контрабандиста.

"И помни, - напутствовал его Гемулус, - что пока не увидишь вокруг много красной глины, не дергайся. А потом выбирайся через пузыри".

Чем сильнее Скотти пытался выбраться, тем быстрее он погружался. Он уже погрузился в грязь по шею. Скотти продолжал смотреть на контрабандиста, не мог шевелиться и издавал странные звуки.

"Не паникуй, никто не собирается тебя есть. В животе у корневика можно прожить несколько месяцев", - спокойно сказал тот.

Скотти набрал в легкие побольше воздуха и закрыл глаза, погрузившись в грязь с головой.

Внезапно служащий Строительной комиссии почувствовал вокруг теплоту, которую совсем не ожидал. Открыв глаза, он обнаружил, что находится в какой-то полупрозрачной слизи, которая быстро движется, скользя сквозь грязь, как сквозь воздух, легко передвигаясь по сложной системе корней. Скотти почувствовал одновременно смятение и удовольствие, несясь с сумасшедшей скоростью через незнакомую тьму. Ему казалось, что он летит высоко в полуночном небе, а не скользит под топью в подземном экспрессе.

Взглянув вверх на массивные корни деревьев, Скотти увидел нечто, что двигалось рядом с ним. Восьмифутовое создание без рук, без ног, без костей, без глаз, без цвета и практически без формы скользило по корням. Внутри него виднелось что-то темное. Приблизившись, Скотти разглядел, что это аргонианин. Тот помахал ему, а омерзительная тварь, в которой он находился, немного сплющилась и помчалась вперед еще быстрее.

При виде этой картины в уме Скотти начали проявляться слова Гемуллуса. "Зимняя миграция", "дыхательное отверстие", "тебя переваривают" - эти фразы зазвучали в его мозгу, и он лихорадочно попытался взглянуть на ситуацию c другой точки зрения. Но с другой точки зрения взглянуть не получалось. Только что он ел живую рыбу, а теперь дал съесть себя. Его проглотил червь.

Скотти потерял сознание.

Он приходил в себя постепенно. Ему снился чудный сон, в котором он находился в теплых объятиях женщины. Улыбаясь, он открыл глаза, и реальность обрушилась на него.

Червь все также слепо несся вперед, скользя по корням, но это уже не было похоже на полет по ночному небу. Теперь его окружение напоминало небо перед рассветом, оно было красным и розовым. Скотти вcпомнил о словах Гемуллуса о красной глине, которая находится недалеко от Гидеона. Теперь ему нужно было найти пузыри.

Пузырей нигде не было. Хотя внутри у червя было все также тепло и удобно, Скотти показалось, будто земля давит на него. "Не паниковать!" - говорил Гемуллус, но одно дело услышать совет, а другое - последовать ему. Скотти начал извиваться, и червь стал двигаться быстрее из-за давления изнутри.

Вдруг Скотти увидел маленькую череду пузырьков, поднимающихся из подземного потока сквозь грязь и корни на поверхность. В тот момент, когда корневик проносился мимо, Скотти рванулся вверх, разрывая тонкую кожу червя. Пузыри потянули Скотти к поверхности, и, не успев моргнуть глазом, он вынырнул в красной водянистой грязи.

Два серых аргонианина стояли рядом под деревом, держа в лапах сеть. С вежливым любопытством они посмотрели на него. В их сети трепыхались несколько покрытых мехом тварей, похожих на крыс. Когда он заговорил с ними, с дерева свалилась еще одна, и хотя Скотти раньше не слыхал ни о чем подобном, он понял, что это охотники.

"Извините, - весело сказал Скотти. - Не подскажете, где находится Гидеон?"

Аргониане представились как Рисующее Пламя и Пучок Свежих Листьев и посмотрели друг на друга, размышляя, как им лучше ответить.

"А кого вы ищете?" - спросил Пучок Свежих Листьев.

"Это, кажется... - припоминал Скотти свои давно пропавшие записи о своих людях из Чернотопья в Гидеоне. - Кажется, аркейн Правая Ступня... Камень?"

"За пять золотых мы покажем дорогу. На восток. Тут плантация к востоку от Гидеона. Очень хорошая", - ответил Рисующее Пламя.

Скотти подумал, что это лучшая сделка за последние два дня, и дал Рисующему Пламени пять септимов.

Аргониане отвели Скотти на грязную тропу, проходившую через тростники, и скоро он увидел голубые просторы Топальской бухты. Он разглядел величественные поместья, обнесенные стеной, где повсюду росли ярко-малиновые цветы, и сам удивился, подумав: "А это красиво!"

Дорога шла вдоль быстрого ручья, текущего на восток от Топальской бухты. Ему сказали, что это река Онкобра. Она уходит в самые темные места Чернотопья, вглубь провинции.

Проходя мимо ворот последних плантаций у Гидеона, Скотти увидел, что поля здесь в большинстве своем были запущены. На них лежали полегшие колосья, деревья в заброшенных фруктовых садах стояли без листьев. Рабы-аргониане, работавшие на полях, выглядели тощими и слабыми, почти полумертвыми. Они больше напоминали призраков, чем живых существ.

Спустя еще два часа ходьбы поместья выглядели все еще пристойно, по крайней мере, с большого расстояния, дорога была все еще крепкой, хоть и поросшей сорняками, но Скотти разнервничался. Его напугали работники на полях и состояние местного сельского хозяйства, а местность больше не казалась привлекательной. "Сколько еще?" - спросил он.

Пучок Свежих Листьев и Рисующее Пламя посмотрели друг на друга так, будто спрашивали и не их вовсе.

"Аркейн на востоке? - произнес Пучок Свежих Листьев. - Далеко или близко?"

Рисующее Пламя уклончиво пожал плечами и сказал: "За пять золотых покажем тебе путь. Просто на восток. Там. Плантация. Превосходная".

"Да вы понятия об этом не имеете, так? - закричал Скотти. - Почему же вы сразу не сказали об этом, чтобы я мог спросить кого-нибудь другого?"

За повором впереди послышался топот копыт. Лошадь приближалась.

Скотти пошел навстречу, чтобы поприветствовать наездника и не увидел, как из когтистой лапы Рисующего Пламени сверкнула молния. Ледяное прикосновение к позвоночнику наполнило тело Скотти невероятной тяжестью. Он был парализован.

При проклятии паралича обездвиженная жертва продолжает видеть и думать, хотя тело и не повинуется ей. И Скотти мысленно выругался: "Вот черт!"

Рисующее Пламя и Пучок Свежих Листьев, без сомнения, были, как и большинство простых рабочих, сведущи в магии иллюзий. И они не были друзьями имперцев.

Аргониане столкнули Декумуса Скотти на обочину дороги как раз тогда, когда лошадь с всадником показались из-за поворота. Всадник был значительной персоной, аристократом в сверкающих темно-зеленых одеждах под цвет его чешуйчатой кожи. Украшенный оборками капюшон казался частью его тела, и смотрелся на его голове, как рогатая корона.

"Приветствую, братья!" - сказал всадник.

"Приветствуем, аркейн", - отвечали двое. Пучок Свежих Листьев добавил: "Как дела милорда этим чудесным днем?"

"Нет мне ни покоя, ни отдыха, - по-царски вздохнул аркейн. - Одна из моих работниц родила близнецов. Близнецов! К счастью, мы нашли для них хорошего покупателя, а мать не стала поднимать шума. И потом, ко мне должен приехать какой-то дурак-имперец из Строительной комиссии лорда Ванека. Мне надо встретить его в Гидеоне. Уверен, он захочет все осмотреть, прежде чем он даст мне доступ к казне. Столько суеты".

Рисующее Пламя и Пучок Свежих Листьев посочувствовали ему и, когда аркейн Правая Ступня Камень уехал, они вернулись поглядеть на своего заложника.

К несчастью, сила тяжести действует в Чернотопье так же, как и во всем остальном Тамриэле, и их заложник Декумус Скотти катился вниз в течение всего разговора, а теперь тонул в реке Онкобре.

Книга четвертая

Декумус Скотти тонул, но, парализованный, он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой из-за порчи, которую наслали на него аргонианские крестьяне. Однако он еще не захлебнулся. Стремительная и бурлящая река Онкобра с легкостью могла переворачивать даже большие камни, так что Скотти несся вперед, крутясь и подпрыгивая в воде.

Он понял, что вскоре умрет, но это было гораздо лучше, чем жить в Чернотопье. Он даже не запаниковал, когда почувствовал, как вода заполняет его легкие и темнота принимает его в свои объятия.

Впервые за долгое время Декумусом Скотти овладело чувство покоя. О, благословенная тьма! Но вскоре пришла боль, и он почувствовал, что кашляет, извергая воду из живота и легких.

Чей-то голос произнес: "Ого, он жив, не так ли?"

Скотти не был уверен в том, что это правда, даже когда открыл глаза и вгляделся в склоненное над ним лицо. Это был аргонианин, совсем не похожий на тех, кого ему приходилось видеть раньше. Его лицо было тощим и тонким, как наконечник копья; ярко-красная чешуя блестела на солнце. Он подмигнул Скотти, и его веки сомкнулись, оставив вертикальные щелки.

"Думаю, нам не стоит есть тебя, а?" - существо улыбнулось. Поглядев на его зубы, Скотти заключил, что это не была пустая угроза.

"Благодарю", - слабо произнес Скотти. Он приподнял голову, чтобы поглядеть, кто были эти "мы", и обнаружил, что лежит на грязной косе у спокойной, мутной реки, окруженный группой аргониан с похожими узкими мордами и чешуей всех цветов радуги: ярко-зеленой и пурпурной, голубой и оранжевой - красивой, как драгоценные камни.

"Ты можешь сказать мне, нахожусь ли я рядом с... эээ... чем-нибудь?"

Рубиновый аргонианин рассмеялся: "Нет, ты оказался в центре всего, и рядом нет ничего".

"Ох, - произнес Скотти. Он уже понял, что расстояние в Чернотопье не имеет большого значения. - А кто вы?"

"Мы - агацефы, - ответил рубиновый аргонианин. - А мое имя - Ному".

Скотти представился: "Я старший служащий в Строительной комиссии лорда Ванека из Имперского города. Меня направили сюда, чтобы решить проблемы торговли в этой местности, но я потерял документы и не встретился ни с кем из аркейнов Гидеона..."

"Алчные работорговцы, выродки, для которых важна только собственная выгода", - промурлыкал с чувством агацеф с лимонно-желтой чешуей.

"...А теперь я просто хочу попасть домой", - сказал Скотти.

Ному улыбнулся во весь рот, как хозяин, который увидел, что незваный гость собирается уходить с вечеринки: "Шес проводит тебя".

Похоже, Шесом звали маленькое существо резкого желтого цвета, и он вовсе не был рад такому поручению. С неожиданной силой он вздернул Скотти на ноги и на какой-то момент напомнил ему Гемуллуса, который бросил его в бурлящую жижу возле Подземного экспресса, но вместо этого Шес подтолкнул Скотти к крошечному узкому плоту, толщиной с бритву, который болтался у берега.

"Вот так вы путешествуете?"

"У нас нет сломанных телег и заморенных лошадей, как у наших соплеменников снаружи. - Ответил Шес, закатив крошечные глазки. - Мы не знаем способа путешествовать лучше".

Аргонианин уселся в заднюю часть плота, и при помощи своего хлыстоподобного хвоста привел плот в движение. Они быстро скользили между слизистыми водоворотами, которые воняли так, будто на их дне скопилась вся падаль, умершая на болоте за последнюю сотню лет, между острыми рифами, которые выглядели крепкими, но разваливались от малейшего колебания спокойной воды, проплывали под мостами, которые когда-то были сделаны из металла, но теперь были покрыты ржавчиной.

"Все в Тамриэле стекает в Чернотопье", - заметил Шес.

Пока они плыли по реке, Шес объяснил Скотти, что агацефы - одно из многих аргонианских племен, живущих в сердце провинции. И они не видят смысла в том, чтобы поддерживать контакты с внешним миром. Скотти повезло, что именно они нашли его. Наги, жабоподобные паатру и крылатые сарпа непременно убили бы его.

Обитали здесь и другие твари, которых следовало избегать. Хотя в Чернотопье были и нормальные хищники. Падальщики, которые жили в мусоре, скопившемся здесь, редко брезговали живым мясом. Крылобои парили над головой - точно таких же Скотти видел на западе.

Шес притих и остановил плотик, явно чего-то ожидая.

Скотти посмотрел в том же направлении, что и Шес, но не увидел ничего необычного в грязной воде. Потом он вдруг заметил, что какое-то пятно зеленой слизи прямо перед ними перемещается, притом довольно быстро, от одной отмели к другой. Оставляя за собой след из мелких косточек, оно исчезло в тростниках.

"Вориплазм, - пояснил Шес, вновь направляя вперед свое суденышко. - Жирный. Может объесть тебя до костей буквально за секунду".

Пытаясь отвлечься от вони, окружающей его, Скотти решил, что настал момент сделать комплимент штурману за его прекрасное знание языка, тем более удивительное для представителя племени, жившего так далеко от цивилизации. Аргониане, живущие на востоке, умели разговаривать очень хорошо.

"Здесь пробовали возвести храм Мары, неподалеку, в Умфоло, двадцать лет назад, - пояснил Шес, а Скотти кивнул, припомнив, что читал об этом в записях до того, как они были утеряны. - Но все жрецы умерли от болотной лихорадки в течение первого месяца. Трагический случай. Но от них остались прекрасные книги".

Скотти хотел выяснить подробности, как вдруг перед ним предстало что-то настолько огромное и ужасающее, что он замер на месте.

Впереди высилась гора шипов, наполовину погрузившаяся в воду и опирающаяся на когти длиной в девять футов. Белые глаза твари тупо уставились вперед, и существо вдруг содрогнулось и накренилось, выбросив вперед челюсть и обнажив клыки, покрытые кровью.

"Болотный Левиафан, - присвистнул огорошенный Шес. - Очень, очень опасен".

Скотти раскрыл рот, поражаясь спокойствию агацефа, и еще более поражаясь тому, что он продолжал править все ближе и ближе к чудовищу...

"Из всех тварей в мире крысы, пожалуй, наихудшие", - сказал Шес, и Скотти внезапно понял, что чудовище было мертво. Движение производили сотни крыс, которые копошились в нем, прогрызая ходы наружу и шмыгая под его шкурой.

"Безусловно", - подтвердил Скотти, и мысленно обратился к папкам, похороненным в глубине Чернотопья, и описанным в них четырем десятилетиям работы имперцев в этих болотах.

Вдвоем они продолжили путь на запад, через серцде Чернотопья.

Шес показал Скотти обширный лабиринт руин, оставшихся от столиц Котринги, поля цветущих трав и папоротников, тихие протоки под навесом из голубых мхов и самое потрясающее, что Скотти видел в своей жизни - великий лес зрелых деревьев хист. Они не встретили ни одной живой души до самого Имперского торгового тракта к востоку от Топей, где проводник-редгард Майлик терпеливо ожидал Скотти.

"Я собирался ждать вас еще две минуты, - нахмурился редгард, стряхивая объедки в кучу у своих ног. - И не более того, сэр".

Солнце ярко светило, когда Декумус Скотти въехал в Имперский город. Утренняя роса еще не сошла, и лучи солнца сияли на каждом здании, будто город отполировали к его приезду. Скотти потрясло, насколько чистым был город, и как мало в нем нищих.

Длинное здание Строительной комиссии лорда Ванека ничуть не изменилось, но почему-то показалось Скотти странным и даже экзотическим. Оно не было покрыто грязью, а люди внутри него по большей части работали.

Даже сам лорд Ванек, хотя и был исключительно толст и косоглаз, казался безупречным - не только потому, что на нем не было ни единого пятнышка, но и потому, что был относительно честен. Скотти уставился на него, как только увидел. Ванек ответил ему таким же взглядом.

"Ну и видок у тебя, - насупился коротышка. - Что твоя лошадь волоком протащила тебя по всему Чернотопью? Я бы посоветовал тебе поехать домой и привести себя в порядок, но здесь собралось много людей, которые хотели видеть тебя. Надеюсь, ты сможешь им помочь".

И это не было преувеличением. Около двадцати самых могущественных и богатых людей Сиродила ожидали его. Скотти выделили кабинет, который был даже больше кабинета самого лорда Ванека, и он повстречался с каждым из этих людей.

Первыми из клиентов Строительной комиссии оказались пятеро независимых торговцев, раздувшихся от важности, с кошельками, полными золота. Они желали узнать, что Скотти намеревается делать для улучшения состояния торговых путей. Скотти рассказал им о состоянии главных дорог, торговых караванов, мостов, и о других препонах между рынками и пограничными территориями. Они приказали ему все это срочно исправить, и не пожалели золота, чтобы он мог это сделать.

Через три месяца мост у Топи утонул в грязи, большой караван развалился от старости, а главная дорога к Гидеону полностью скрылась под болотной водой. Аргониане прибегли к своим старым средствам сообщения. Теперь они плавали на своих маленьких плотиках и иногда использовали Подземный экспресс, чтобы перевозить в небольших количествах зерно, которое прибывало в Сиродил в три раза быстрее, чем раньше, и не сгнивало по дороге.

Архиепископ Мары также пожелал незамедлительно встретиться со Скотти. Этот добросердечный человек был напуган рассказами о том, как аргонианские матери продают своих детей в рабство, и открыто спросил Скотти, правда ли это.

"К сожалению, да", - ответил Скотти, и архиепископ осыпал его септимами, наказав клерку привозить в провинцию больше еды, чтобы облегчить страдания аргониан, и построить школы, чтобы они могли учиться и со временем улучшить свое положение.

Через пять месяцев последняя книга исчезла из опустевшего храма Мары в Умфоло. Аркейны обанкротились, и рабы вернулись на крошечные фермы своих родителей. Аргониане поняли, что смогут сами обеспечивать себя продуктами, если у них будет достаточно трудолюбивых работников, и рабство резко сошло на нет.

Посланник Тслеикст, обеспокоенный возросшим уровнем преступности на севере Чернотопья, принес в комиссию пожертвования от других эмигрировавших аргониан, таких, как он сам. Они просили Скотти усилить имперскую охрану на границе Топей, поставить больше магических фонарей вдоль дорог, усилить патрули и учредить побольше школ, чтобы юные аргониане могли улучшать свой моральный облик, вместо того, чтобы совершать преступления.

Через шесть месяцев на дорогах совсем не осталось наг, поскольку не осталось торговцев, которых можно было бы грабить. Бандиты вернулись в свое уютное вонючее болото, где они были счастливы, а состояние их улучшилось благодаря гнили и разложению, которые они так любили. Тслеикст и его сотоварищи были так довольны, что наградили Декумуса Скотти дополнительной суммой денег, наказав продолжать в том же духе.

Чернотопье было, есть и будет тем местом, в котором невозможно развить масштабную товарную экономику, основанную на плантациях и больших фермерских хозяйствах. Не только аргониане, но и каждый, даже все население Тамриэля, могли бы жить в Чернотопье, ведя натуральное хозяйство и выращивая только то, что им нужно. Это казалось Скотти обнадеживающим.

Решение всех проблем у Скотти всегда было одним и тем же. Он передавал десять процентов полученного золота Строительной комиссии, а все прочее оставлял себе, ничего не сделав для удовлетворения желаний просителей.

Через год Декумус Скотти накопил достаточно, чтобы уйти в отставку и жить безбедно. Положение дел в Чернотопье было лучше, чем на протяжении последних сорока лет.