Daggerfall Книга:Истоки Гильдии Магов

Материал из Tiarum
Перейти к: навигация, поиск
Информация о книге
Др. языки
См. также
Архимаг Саларт
Истоки Гильдии Магов
Где и как зародилась Гильдия Магов


Идея объединения магов, колдунов и мистиков разных мастей, сложения в единое целое их возможностей и талантов ради научных исследований и общественного блага для начала 2-й эпохи была революционной. Организацией, наиболее близкой к тому, что нам сейчас известно как Гильдия магов, был "Орден Псиджиков" острова Артэума. Магия была чем-то, что изучалось отдельными личностями или, самое большее, тайными сектами; маги были если и не настоящими отшельниками, то обычно людьми, ведущими замкнутый образ жизни.

Орден Псиджиков предоставлял правителям острова Саммерсет советников и избирал своих членов сложным, сплошь состоящим из ритуалов способом, непонятным обычным людям. Его намерения и цели также не разглашались, и клеветники говорили, что псиджики черпают своё могущество из самого мерзкого зла на свете. Религию старого ордена можно описать как покровительство предков, мировоззрение, всё более и более забываемое во 2-й эре.

Когда Ванус Галерион, псиджик Артэума и студент знаменитого Яхесиса начал собирать магов со всех уголков острова Саммерсет, это вызвало всеобщую враждебность. Его резиденцией был Ферстхолд, хотя существовало общее (и не всегда разумное) мнение, что проводить магические эксперименты следует только в безлюдных местностях. Галерион поверг всех в шок, предложив сделать магические предметы, снадобья и даже заклинания доступными любому члену общества, лишь бы он мог за них заплатить. После этого магия не долго была доступна только аристократии и интеллигенции.

Галерион был доставлен пред светлыми очами Яхесиса и королём Ферстхолдом, Рилисом ХII и был вынужден дать точный ответ о намерениях создаваемой им гильдии. Тот факт, что речь Галериона перед Яхесисом и Рилисом не была записана,является трагедией, хотя это и дало возможность историкам развлекать друг друга откровенным враньём и гаданием, что же Галерион использовал, чтобы основать эту ныне вездесущую организацию. Устав же гильдии был утвержден.

Почти сразу же после создания гильдии,всплыл вопрос безопасности. Остров Артэум не имел права держать армии для защиты от захватчиков, стремящихся добраться до его сокровищ и когда Орден Псиджиков не желал, чтобы кто-либо высаживался на острове, остров и все, кто на нём жил, становились иллюзорными. Новой Гильдии Магов пришлось нанимать охрану. Галерион вскоре понял то, что знать знает уже тысячелетия: одними деньгами преданность не покупается. На следующий год был создан рыцарский Орден Лампы.

Подобно дубу, выросшему из жёлудя, Гильдия магов разбросала ветви по всему острову Саммерсет и даже добралась до материка Тамриэль. Существует много летописей суеверных или явно напуганных правителей, запрещавших в своих королевствах Гильдию, но уже их наследники или наследники их наследников осознавали, что мудрее будет отменить этот запрет. Гильдия магов была на Тамриэле могущественной силой, опасным противником, но в какой-то степени и корыстным союзником. Было только несколько редких случаев, когда Гильдия магов действительно втягивалась в местные политические конфликты. И тогда то, на чьей стороне была Гильдия и определяло разрешение конфликта.

По традиции, начатой Ванусом Галерионом, Гильдия магов как отдельная организация возглавляется советом шести архимагистров. Каждое местное отделение Гильдии управляется магистром Гильдии, которому помогает совет, состоящий из мастера инкунабул (рукописные книги) и мастера оружия. Мастер инкунабул является главой триумвирата, в который, кроме него, входят ещё два мага: глава Академии и мастер магических кристаллов. Мастер оружия также имеет свой совет, включающий Магистра посвященных и Паладинуса, главу Ордена Лампы.

Нет необходимости быть членом Гильдии магов, чтобы знать, что этот столь тщательно продуманный орден часто представляет собой не более, чем иллюзию. Как с горечью говорил сам Ванус Галерион, покидая Тамриэль и отправляясь в путешествие по чужим странам: "Гильдия стала не чем иным, как непролазной трясиной политических интриг".