Daggerfall Книга:Война Бетонии (редакция Сентинела)

Материал из Tiarum
Перейти к: навигация, поиск
Информация о книге
Др. языки
См. также
Фав'т
Война Бетонии
A Sentinel citizen's take on the events and outcome of the war betwixt Sentinel and Daggerfall

Что может быть лучшим доказательством природной порочности бретонцев, чем их поведение перед, во время и после того, что история запомнит как Бетонскую войну? Самыми развращенными побуждениями, самыми презренными тактическими приемами и самыми неумными триумфами королевство Даггерфолл изменило природу войны в Илиакском заливе и, возможно, на всем Тамриэле. В Сентинеле мы называем недавнюю резню Осадой Бетони, но так как книги по истории пишутся победителями, будем называть ее Бетонской войной.

Редгарды по своей натуре очень скромный и практичный народ. Мы не флегматики, как высокие эльфы, не трусы, как лесные эльфы и хаджииты. Но то, что вызывало бы ярость и гнев хвастливых и тщеславных нордов и бретонцев, редгард не удостоил бы и пожатием плеч. Едва какое-нибудь бретонское королевство завладеет островком Бетони, как оно его начинает алчно охранять. Бетонскую торговлю серьезно ограничивают, её религию подавляют, её народ связывают эффективными и неизменными присягами и обязанностями вассалитета. Только Бетонь не была бретонским доминионом. Бетони была частью королевства Сентинель.

Король Лисандус - пусть Старые и дальше мучают его грязную душу!- увидел процветающий остров, лежащий ближе к его землям, чем к Сентинелю, и в его чёрное сердце закралась алчность. Угрозами, ложью, пиратскими набегами, наконец, вторжением, Даггерфолл незаконно завладел островом Бетони. Его придворная колдунья, леди Медора, его мать-волшебница и прочие умудренные опытом советники ужаснулись жёстокости проводимой им кампании и умоляли короля прекратить этот акт военной тирании. Постепенно все несогласные были удалены от двора. Не осталось никого, кроме безразличных и воинствующих.

Наш покойный король Камарон пытался применять по отношению к Даггерфоллу вежливую дипломатию, но в конце концов он сделал официальное заявление о начале военных действий. Даггерфолл и Сентинель за две тысячи лет сосуществования не единожды воевали, и Камарон знал, что чёрную магию и шпионаж бретонцы считают честной войной. Никогда не унижая сентинельский характер копированием бретонской подлости, Камарон великолепно знал, как драться с Лисандусом. Гнусные боевые, тактические приемы короля Лисандуса были даже более вероломными, чем его предшественников, и война становилась всё более ожесточенной, пока в неё не оказались втянуты не только Сентинель и Даггерфолл.

Лорд Грэддок, правитель Рич Грэдкипа, пытался примирить Сентинель и Даггерфолл, и в итоге уговорил обоих монархов встретиться и примириться. Злосчастная Грэдкипская встреча началась мирно, условия мира были обсуждены, согласованы и перенесены на бумагу. Условия были чрезмерно щедрые. Камарон согласился отказаться от своих прав на Бетони, чтобы утихомирить сумасшедшего Лисандуса и вернуть мир в Илиакский залив. И только когда король Камарон прочел Договор, который он почти подписал, он осознал вопиющее вероломство бретонцев: договор на самом деле умышленно был неправильно написан даггерфолльским писцом в безрассудной и постыдной попытке обмануть Камарона при его подписании и отличался от того, который он согласился подписать. Замок Рич Грэдкип оказался залит кровью, а война продолжалась.

Битва на Крингейнском поле стала трагическим окончанием этой бессмысленной войны на истощение. Крингейнское поле находится между Йеорт Берроулэндом и Равеннианским лесом, где армии Сентинеля и Даггерфолла соответственно расположились лагерем после резни в Рич Грэдкипе. В начале битвы Даггерфолл доказал, что у него имеется несколько грязных даэдрических магических трюков и призвал стену тумана, чтобы ослепить редгардскую армию. Какое-то время у Лисандуса была прекрасная возможность порадоваться своему мошенничеству, пока верное оружие сентинельского лучника не нашло его горло даже сквозь плотный, кружащийся туман. Сын Лисандуса, Готрид, проведший эту битву в мрачной раздумье, был без церемоний коронован, и вслед за тем потребовал дуэли с королем Камароном. Король Камарон был намного старше Готрида и, хоть и был превосходным воином, был истощен бесконечной войной, которая мальчика-короля обошла. Тем не менее, это был вопрос чести, и наш король согласился на дуэль.Новый король Даггерфолла с помощью грязной уловки и черной магии умудрился ударить в спину нашего короля даже прежде, чем началась дуэль. Таким образом победителем на Крингейнском поле, и в Бетонской войне, стал Даггерфолл.

Даггерфолл продолжал злобствовать даже после своей бесславной победы. Пока королева-вдова, Её величество Акорити, находилась в трауре и пыталась восстановить свои растерзанные земли, Готрид потребовал принцессу Сентинеля в качестве военного заложника. Чтобы спасти свою родину, принцесса Аубк-и согласилась оставить Сентинель и даже выйти замуж за убийцу своего отца. Но мы, истинные редгарды Сентинеля, знаем где её любовь и её честь. Королева Даггерфолла в первую очередь является принцессой Сентинеля.