• Добро пожаловать, Гость. Войдите или зарегистрируйтесь.

Автор Тема: Мои палимпсесты  (Прочитано 726 раз)

Описание:

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн RedMen

  • *
  • Сообщений: 819
  • Репутация: 51.2
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Мои палимпсесты
« : 08 Декабрь, 2013, 19:58:35 »
0
Завожу на Тиаруме ещё одну свою тему с литературными (или псевдолитературными, кому как нравится) опытами. Некоторое предисловие.

Почему "палимпсесты", что это такое?

Палимпсест  (греч. παλίμψηστον, от πάλιν — опять и ψηστός — соскобленный) - это  рукопись   поверх смытого или соскобленного текста.

Зачем требуется писать по-соскобленному?
Ну, говорят, что в древности писали на папирусе , на пергаменте , материал был страшно дорог, его не хватало  и поэтому иногда ненужные и устаревшие тексты соскабливали и писали поверх, стремясь с максимальной пользой использовать подручный материал.
Хм... вы этому верите? Я - нет.
На самом деле эта ненаучная версия при проверке не выдерживает никакой критики.
 Кожа для пергаментов была весьма доступным материалом, наши предки, к несчастью не отягощённые излишней гуманностью и человеколюбием, драли своего ближнего немилосердно (отсюда пошло выражение "спустить семь шкур"... впрочем, об этих шкурах как-нибудь поговорим отдельно) и поэтому материал был в достатке. Загляните на досуге в старинные летописи и почитайте  народные сказки - там полно данных о бедолагах, пущенных на благо всего человечества. То-то же.
Что касается папируса, то Нил разливается регулярно, регулярно же оставляя на полях плодороднейший ил, и папирус на берегах вырастает в изрядных количествах. И как может быть по-другому, должен же  Осирис ежегодно где-то прятаться от своего брата Сета?
Поэтому ненаучная версия о дороговизне и редкости материалов в природе отпадает. Но... что же тогда послужило причиной соскабливания текстов?
Вероятно, всё дело в том, что в древности "зелёные", борцы за поруганные права животных и другие всякоразные борцы за экологию были куда сильнее, чем в нынешнее время; им хватало сил и влияния, чтоб заставить монополистов не снимать новые кожи и не вырубать осоковые заросли, а использовать то, что уже есть под рукой. Поэтому и литераторов было мало, им не хватало писчего материала и талант их хирел в зародыше. Зато с введением в обиход бумаги литераторов расплодилось тьма-тьмущая; а "зелёные", не имея влиятельного лобби, вынуждены гоняться на надувных лодках за китобойными флотилиями и брызгать краской на модные шубки.
Другая причина заключается в том, что конкуренция между литераторами, как вы знаете, была очень высока и они стремились всякими способами о себе заявить. Способы эти, увы, были не всегда чистоплотными, ибо один литератор мог запросто очернить и морально уничтожить  другого. А если собрат по перу умер? Нельзя же морально уничтожить того, кто смеётся над нами из своей могилы! Но находчивые литераторы нашли выход - они выискивали книги своего конкурента, соскабливали бездарные тексты, а сверху писали свои, гениальные.
Дёшево и сердито, палимпсесты процветают.
Кстати, на современном этапе цивилизации всё обстоит точно так же, только соскабливать нынче не модно, бумагу не шибко поскоблишь, рукописи, чтоб их, гореть не хотят, и поэтому нужной цели служат мемуары. Так-то.

 - Ага! - скажет внимательный читатель, - а почему же именно ты обозвал свою тему палимпсестом?
Ну....  я попытаюсь спрятаться за словами, что чтобы написать чего-нить стоящее, надо сильно поскрести затылок, надо поскрести свою душу и обнажить сердце,  и прочую чепуху; а вы уж выбирайте ту версию, которая вам ближе.

В теме я буду оставлять свои опыты как связанные с ТЕС-миром, так и не связанные.

Чего в этом топике можно, а чего не можно?
Вы вольны оставить любой отзыв, какой вам заблагорассудится. Или не оставлять такого - как  вам заблагорассудится.
Чего точно не стоит делать - относиться к топику с серьёзностью шведских академиков, выбирающих очередного Нобелевского лауреата. Будем скромнее.

За сим закругляюсь и хорошего чтения, дорогой читатель.
УЛЫБНИСЬ МИРУ И МИР УЛЫБНЁТСЯ ТЕБЕ!
Награды За создание новогоднего настроения Всем принявшим участие в 9-летии Тиарума

Оффлайн RedMen

  • *
  • Сообщений: 819
  • Репутация: 51.2
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Re: Мои палимпсесты
« Ответ #1 : 08 Декабрь, 2013, 20:00:35 »
0
Стоит жить


За бортом - 22,4о
Вчера днём парило, а ночью замёрзло всё, деревья, кусты, провода, растяжки все в гроздьях инея, пушистого, мягкого, кружевного, и на заборах иней висит, и на деревянных стенах домов висит иней, и на свесах крыш, и на машинах иней - везде, везде. Гроздья толстые и ...тёплые; весомые, серьёзные и одновременно легко-шаловливые, дунешь на них - обсыпают лицо мириадом разноцветных искорок; они летят в глаза, колят румяные от мороза щёки, застревают в волосах, в усах, на ресницах. Зажмуришься , и сердце наполняется каким-то совершенно невыразимым, полузабытым "щенячьим" восторгом, хочется куда-нить бежать, чегой-то кричать и совершать разные другие глупые поступки.

Ради этого стоит жить.

На небе ни пятнышка, днём ярко-голубое, такое близкое, знакомое и родное, к горизонту теплеет, светлеет и сливается совершенно с белым покрывалом, укрывшим землю. К вечеру оно прозрачное тёмно-тёмно-синее, неповторимо глубокого оттенка, висит бездонным куполом, манит своей глубиной и таинственностью , ни звёздочки на нём, и незримый кудесник плетёт на его фоне волшебные белые кружева - красота необыкновенная!
А к ночи небо суровеет, темнеет, отдаляется от тебя; запрокинешь голову и враз охватит , захватит тебя мощная, несокрушимая, нечеловеческая мудрая сила, когда пугающая, когда умиротворяющая; смотришь, смотришь, вглядываешься в неё, пытаясь разгадать эту древнюю, вечную загадку, постичь непостижимость её. И, как обещание разгадки, на восходе прорезывается узенькая полоска света, сначала слабая, тусклая, а потом всё ярче и ярче.

Ради этого стоит жить.
УЛЫБНИСЬ МИРУ И МИР УЛЫБНЁТСЯ ТЕБЕ!
Награды За создание новогоднего настроения Всем принявшим участие в 9-летии Тиарума

Оффлайн Luna

  • Распорядитель ФА
  • *
  • *
  • Сообщений: 2258
  • Репутация: 71.4
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
    • Имперский Город
    • Email
Re: Мои палимпсесты
« Ответ #2 : 08 Декабрь, 2013, 20:13:11 »
0
красиво.  :yes:   И так знакомо.
Награды Участникам бета-тестов TESO За упорство в ожидании окончания 2х-недельной загрузки файлов TESO За создание новогоднего настроения Всем принявшим участие в 9-летии Тиарума

Оффлайн RedMen

  • *
  • Сообщений: 819
  • Репутация: 51.2
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Re: Мои палимпсесты
« Ответ #3 : 09 Декабрь, 2013, 16:17:07 »
0
Уроки истории
(Заложники демократии)
Палимпсест


Конечно же ты, дорогой читатель, не раз бывал в музеях и наверняка встречал там мраморные ваялки прославленных древних склипатуров, дошедшие до нас ещё с античных времён. Быть может, ты обратил внимание, что, как правило, дошли они до нас в очень, очень печальном состоянии, с многочисленными утратами и повреждениями. Что же стало причиной столь скорбного состояния? Наверное тебе приходилось слышать, что это-де, варварские племена, завоёвывая центры античной цивилизации, разрушали всё на своём пути, сбрасывая ваялки с пьедесталов и уничтожая культурные памятники… но так ли верна довлеющая над нами теория, как это кажется поначалу?

Вперёд, мой пытливый читатель, я расскажу тебе истинную причину разрушения древних памятников; и да будет свободен твой ум от некритично воспринятых мифологем.


***

Однажды жители трёх древнегреческих городов, Аргоса, Афин, и Елевфер, недовольные высокой мздой, которую с них брали за свои никчёмные творения ихние склипатуры, решили изгнать служителей искусства лет на десять (больше, увы, нельзя было по закону); но по предписанию оракула , повелевшего изгнать худшего, принуждены были выбирать. Древние греки любили побаловаться остраконами, они с удовольствием подвергли б остракизму всех своих склипатуров, но поскольку против оракула и народного обычая не попрёшь, то, будучи большими спорщиками, и заспорили они меж собою, у кого же из них склипатур хужее.

-  Поликлет, – сказали толстые заплывшие жиром торговцы Аргоса, – он нас достал своим каноном и идеальными пропорциями, вот где он их видит? Настоящий идеал – это упитанность и отсутствие талии! Покупайте беотийские копчёные окорочка!

-  Много вы понимаете, всех хужей Фидий, – не согласились афиняне. – Он выдумывает своих богов из головы, он пренебрегает нами и не берёт никого из нас в натурщики! И вообще, он личный друг тирана Перикла!  - Надо сказать, что афиняне были весьма тщеславны, считали себя оплотом демократии и страшно этим кичились. –  Долой приспешника аристократов!
Ну Перикл был сам виноват, он отменил столь любимый афинским охлосом теорикон и освободившиеся средства пустил на строительство Парфенона; и ему припомнили его происхождение.

- Ха, вы все не правы, нет никого хужее Мирона, – стали им возражать жители Елевфер. – Он так убедительно передаёт движение, что наши гетеры сутками пытаются поймать оброненную Марсием флейту или догнать диск Дискобола. А как же оргии, мы же не можем совсем без них!

Ну, одним словом, спорили, спорили (надо отдать грекам должное, они спорили весьма цивилизованно, не зря позднее их выражения назвали парламентскими), пока не разбудили задремавшего было на солнышке престарелого оракула. Понятно, рассерженному оракулу это не шибко понравилось, и он пригрозил спорщикам брутальным Архидамом, предводителем дорийцев. Ионийцы межрасовой резни не хотели и договорились поручить дело одному судье и всем согласиться с его решением. Судьёй был избран мудрый Агелад, в прошлом учитель всех троих склипатуров и сам склипатур.

Затруднение было в том, что Агелад, занимавший по совместительству пост главы аргосской школы склипатуров, явно завидовал своему бывшему любимцу, Поликлету, прославившемуся больше своего учителя, и был заинтересован в его изгнании; чего, разумеется, не могли допустить афиняне и елевферцы. По совету своего демагога, они пришли к Агеладу и спросили, как извлечь из куска мрамора ваялку?

- Очень просто, – отвечал   Агелад, составивший хитроумный план по ликвидации метившего на его место ученика-конкурента, и решивший воспользоваться удобным предлогом для  осуществление задуманного, –  надо отсечь от него всё ненужное!

- Аха, – говорят греки, – а как понять, хорошая ли вышла ваялка?

- И это я знаю, – сказал Агелад, – надо скатить ваялку по склону горы, и если по дороге вниз от неё что-нибудь отколется, это – лишнее!  - Агелад надеялся, что Поликлетовы ваялки не выдержат испытания.

Обрадовались ионийцы такому простому способу разрешения их спора, и, забрав у склипатуров ихние ваялки, потащили их на гору. Ближайшей подходящей горой была гора Олимп, к ней и направились… далековато, правда, пара-тройка тысяч стадий, но чего не сделаешь за-ради искусства. Признаться, это было нелегко – карабкаться вверх с такой ношей, но, предводительствуемые Сизифом, греки с этим справились.

- Стойте-е-е-е-е!!! – хором закричали Поликлет, Мирон и Фидий, – не позволяйте демонам демократии овладеть вашими умами! –  Но гортаторы крепко держали склипатуров под локти и злодейство совершилось.

Ваялки покатились вниз, по дороге от них отлетали руки, ноги, хвосты, головы, эгиды, копья и прочие ненужные предметы. Вот почему все древнегреческие статуи дошли до нас с такими утратами – это постарались цивилизованные, но алчные аргосцы, елевферцы и афиняне, не желавшие платить мзду своим склипатурам; а вовсе не какие-то там варвары, в боевом раже проверяющие на ваялкиных носах крепость своих мечей.

Какой же был исход спора, кто победил? Результат был блестящий, большинство ваялок даже не докатилось до подножия, распавшись на куски по дороге. Если б не презренные римские плебеи-фанатики, обманом втёршиеся в доверие к  греческим мастерам и коварно по ночам при тусклом свете огарка свечи снимавшие копии с целых ещё ваялок для продажи оных доверчивым италийским коллекционерам – мы никогда б не узнали, что творения древнегреческих склипатуров – бессмертные. Разумеется, плебеи набивали себе цену и выдавали свои копии за подлинник, – не будем судить их строго, шло первичное накопление капитала, законы экономического развития ещё никто не отменял.

Итак, по результатам отката склипатуры расположились следующим образом:

На третьем месте оказался Мирон. Его "Афина и Марсий", отколов по дороге всё ненужное, докатились до подножия горы в целости и невредимости, став только краше; в чём мы и можем убедиться, посетив Ватиканский музей.
Второе место занял Поликлет; его ваялки, изображавшие знаменитых древних спортсменов, скатившись, сохранили их подобие и через это подобие спортсмены получили наименование "олимпионники" (не путать с "олимпийцами"!).
Победителем был назван Фидий, что неудивительно, ведь до нас не дошло ни одной его ваялки; редкая из них докатилась неповреждённой до середины горы.

Обрадованные столь справедливым судом афиняне тут же нацарапали имя Фидия на черепках и Фидий был изгнан на максимальный срок – десять лет, не помогло прославленнейшему древнегреческому склипатуру даже вмешательство Перикла. Ха, оба этих безумца наивно полагали, что они ещё что-то значат для афинян.


***

Итак, дорогой читатель, теперь ты знаешь настоящую причину столь скорбного состояния дошедших до нас античных памятников культуры; и, надеюсь, больше не будешь рабски подражать глупым теориям. Что же было дальше с героями нашего рассказа, спросишь ты? Дальнейшие развитие событий было очень, очень печальным.

Фидий уплыл с материковой Эллады, а когда вернулся, был брошен в тюрьму и умер в безвестности; никто не знает даже, где его могила. Раздосадованный неудачей своего плана Агелад подал в отставку; Поликлет занял его место и перестал склипатурить, чем несколько утешил своего престарелого учителя. Мирон провёл остаток своих дней, скатывая под гору свои ваялки и в конце концов сошёл с ума, пытаясь достичь совершенства. Перикл в отместку афинянам развёлся со своей женой, и поскольку не мог жениться вторично, сделал своей любовницей гетеру, таки поймавшую пресловутую флейту; и заложил тем самым институт гражданского брака. Архидам, решивший отомстить ненавистным ионийцам за беззащитных склипатуров, воспользовался предсказанием оракула, и, развязав кровопролитную Архидамову войну, пал в битве.

Больше всех досталось, как и следовало ожидать, жителям Аргоса, Афин и Елевфер, поскольку нанятые обманутыми коллекционерами римские центурии брали на щит один древнегреческий город за другим, разыскивая горе-копиистов… но это уже совсем, совсем другая история.


сентябрь 2011 г.
УЛЫБНИСЬ МИРУ И МИР УЛЫБНЁТСЯ ТЕБЕ!
Награды За создание новогоднего настроения Всем принявшим участие в 9-летии Тиарума

Оффлайн RedMen

  • *
  • Сообщений: 819
  • Репутация: 51.2
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Re: Мои палимпсесты
« Ответ #4 : 11 Декабрь, 2013, 20:41:06 »
0
Данмерский салат
или Истинная история "Оливье"
Выдержки из доклада, прочитанного на заседании Храмового Археологического Общества любителей древностей


Ваше Преподобие Лорд Толер Сариони, Высший Архиканоник и Советник Вивека, Архиканоник Каноничества Вварденфелла, Первосвященник Высшего Храма!
Досточтимые учёные мужи!

Позвольте поблагодарить вас  за приглашение вступить в  члены Храмового Археологического Общества любителей Древностей; Общества, имеющего целью розыскание, собирание и  хранение различных Древностей, преумножения славы и величия нашего народа  для.
Для меня, маленького  провинциального кулинара, ваше приглашение было большой неожиданностью и я никак не думал, что на склоне лет удостоюсь такой чести. Конешно же, я кое-чего достиг в этой жизни, но все мои достижения до сих пор немилосердно поглощались бездонными утробами; и я с удовлетворением и даже  с чувством затаённой гордости  наблюдал как ваши немилосердные  зубы сокрушают скромные плоды моих рук. Сегодня я хочу предложить вашему вниманию творение столь же скромное, как и прежде; но, надеюсь, уже неподверженое вашим зубам, как и неумолимому времени. Я хочу предложить вам результат своих неких исследований из области давно прошедших дней, названный мною "Данмерский салат или Истинная история "Оливье"… результат, который, собственно, и послужил причиной моего здесь  нахождения. И пусть вас, досточтимые учёные мужи, не смущает видимое несоответствие темы моего как бы «кулинарного» доклада вашим нынешним научным и гисторическим изысканиям; и я  нижайше прошу отнестись к моим словам со снисхождением и терпением, подобно как сам я терпеливо нанизывал бусинки мох слов на нить мысли… потомушто мне представляется, что получившееся ожерелье удивит вас своей необычностью.
Конешно же, вам всем знакомо блюдо под названием "Салат "Оливье"; блюдо, впервые появившееся у нас в то время, когда старая Ресдайния (я произношу это слово с ностальгическим чувством) стала Морровиндом. Салат "Оливье", подававшийся к столу в основном по праздникам, стал необычайно популярным в последние э-э-э… лет триста благодаря своей значительной питательности, простоте в приготовлении, относительной доступности для всех слоёв населения, вкусовым и обонятельным качествам, способным удовлетворить как самый непритязательный вкус простонародья, так и вкус избалованного  гурмана; а также благодаря своим некоторым магическим свойствам и ряду других причин. Многие приписывают распространение салата "Оливье" имперскому влиянию, равно как и его изобретение приписывают имперцам; что видно и из названия – ведь будь блюдо иного происхождения, оно было бы названо другим словом.
Но…так ли это в действительности? Справедливо ли будет называть салат "Оливье" этим именем?
Попробуем же заглянуть в глубь веков.

Итак, конец Первой Эры. В Нибенее, недалеко от устья реки Серебряная Рыба живёт некая пользующаяся уважением фамилия, династия кулинаров и поваров  Оливье, один из которых, по имени Люсьенус Оливье придумал в изобретённый ранее фамильный соус добавить горчицу и какие-то ныне неизвестные нам другие добавки, о коих мы поговорим в другой раз. Зачем это ему понадобилось, изобретать что-то новое? А всё просто, страна, по выражению недийских учёных, переживала акматическую фазу пассионарного перегрева, обыватель сказал себе "Будь тем, кем ты должен быть", каждый старался превзойти сам себя, нация бурлила… одним словом, создавалась Империя, конешно же, мечами и копьями легионов. Вчерашние голодранцы, ставшие легионерами в доспехах со вставшими на дыбы жеребцами на груди, вдруг неутомимо зашагали по Тамриэлю, завоёвывая королевства, провинции, округа, женщин, и очередной титул для своего любимца, Императора-Дракона. "Неутомимо" – запомните это слово.
И вот легионы дошагали до Ресдайнии и разразилась война, известная нам как Война Четырех Счетов. Восемьдесят лет длилось противостояние, мужество данмеров и Трибунала были беспримерными, но и легионы были поистине неутомимы. Ни одна из сторон не могла получить преимущества, пока упорство наше не получило вознаграждения.
Разведчики, засланные за линию фронта, обратили внимание на то, что легионеров перед битвами, марш-бросками и манёврами обязательно кормили каким-то неизвестным им кушаньем, отсутствующим в дневном пайке солдат других армий. Некоторые из разведчиков сумели достать это кушанье и попробовать; по их утверждениям, кушанье имело специфический вкус и вкусивший его получал необычайный прилив сил и заряд бодрости, помогающие не чувствовать усталости долгое время. Выяснили агенты и причину этого – оказалось, что означенные качества кушания приобретали после добавления в них того самого новоизобретённого соуса Люсьенуса Оливье! Конешно же, полученные сведения вкупе с образцами дневного пайка легионеров были незамедлительно доставлены в Храм, бывший сосредоточением сил и идейным вдохновителем сопротивления агрессорам; и Лорд Архиканоник попросил аудиенции у Живого Бога Вивека. Когда Воин-Поэт понял, что причиной имперских побед является не стратегическое превосходство и тактическое искусство их военачальников, не воинское мастерство легионов, а причина куда более прозаическая… то в голове его родился план.
В Имперский Город отправилось тайное посольство, официально с мирными инициативами и предложением встречи двух высших лиц противуборствующих сторон. Едва посольство перешло линию фронта и оказалось в глубоком тылу, от него отделился элитный отряд данмерской кавалерии со специальным поручением. Кавалеристы верхом на боевых гуарах вихрем промчалась по Нибенею, и, осадив животных у неприметного домика на побережье – пленили вышеупомятого Люсьенуса Оливье, а заодно и всех прочих поваров, повстречавшихся на дороге. О да, Оливье не хотел покидать родину, но… но бывший тут же аргонианин-гуарщик, взятый в отряд за свою устрашающую внешность, неделикатно рявкнул ему на чистейшем л’арготе: – "Ferme-la!" –  и бедный имперец был принуждён уступить насилию. Конешно же, повара позднее были проданы в  рабство. Конешно же, никто из имперцев ничего не понял, они полагали, что глупые красноглазые пастухи со своими глупыми животными отбилась от посольства и заблудилась в незнакомой местности. Конешно же, Люсьенус Оливье был доставлен непосредственно к Трибуну Вивеку, у которого было для новоприобретённого раба важное задание.
Встреча представителей воюющих сторон состоялась. Перед началом переговоров Вивек пригласил членов обеих делегаций подкрепить свои силы и с улыбкой препроводил всех к столу. Как только Тайбер Септим увидел, ЧТО ему предложили на обед… он понял, что война им проиграна. Надо отдать ему должное; он был умным парнем, тоже читал высказывания Цурина Арктуса и держался молодцом … для своего положения.
Мирный договор был подписан и вы все знаете его пункты. Единственная уступка, которую Септим выторговал у Вивека, это несколько незначительных гарнизонов на территории Морровинда, призванных охранять тайну имперского поражения, – Император-Дракон не хотел разрушения своей легенды и Вивек милостиво пошёл ему навстречу, в обмен на полное невмешательство в дела новой провинции и Трибунала.

Это первая из жемчужин в моём ожерелье, которую я вам хотел показать.

Конешно же, Люсьенус Оливье не был возвращён на родину и навсегда был оставлен на чужбине… как и его потомки. Нельзя сказать, чтобы им жилось в рабстве плохо, потомушто какой же умный хозяин будет притеснять своего повара? Но… не будем отвлекаться и перейдём ко второй части нашей гистории, которая имела место быть во времена императрицы Катарии, да будет благословенно её имя.

Один из потомков пленённого повара, которого также звали Люсьенус Оливье (вы, должно быть, знакомы с этим странным обычаем имперцев называть своих детей в честь деда?), повар-раб, пользовавшийся особой доверительностью своего господина Скаттера Брейнедена, уговорил хозяина построить новый трактир. Трактир был назван "Трактир "Оливье", каковое название добродушный Скаттер Брейнеден, отличавшийся своими э-э-э… широкими взглядами, уступил своему рабу, потомушто находил забавным и оригинальным положение дел, при котором трактир назывался именем раба, а не хозяина, известного кулинара. Надо сказать, трактир Люсьенусу Оливье нужен был не просто так, раб был одержим идеей цивилизовать "этих диких красноглазых данмеров" посредством изысканнейшей нибенейской кухни; и поэтому он с гордостью и тайной надеждой представил посетителям своё новое блюдо под названием "Майонез из дичи". Между нами говоря, дичь была полная. Кушанье представляло собой банальную мешанину из мелко нарезанных отварного филе рябчиков, домашней птицы и никс-гончей, виквита, зелёного гороха, листьев хакльлоу, вперемежку с кубиками скрибового желе, крабового мяса, и политых тем самым соусом, из-за которого предки Оливье и оказались в Морровинде и секрет которого передавался от отца к сыну на смертном одре…. а над всем этим возвышалась горка отварного картофеля с маринованным пепельным бататом, украшенная ломтиками крутых яиц и цветками золотого канета. Конешно же, по мысли повара-раба, мешанина эта олицетворяла собой аморфную дикую данмерскую массу, подлежащую исправлению, а центральная высокая горка из картофеля и пепельного батата, совершенно несъедобная, как полагал Люсьенус, долженствовала означать собой несомненное величие Империи.
Но не тут-то было! Скаттер Брейнеден глубокомысленно окинул взором сие творение и крепким задним умом прозрел коварный замысел своего раба; душа его уязвлена стала, и, будучи патриотом, Скаттер незамедлительно взял деревянную ложку и вооружённой рукой восстановил историческую справедливость, величие Империи порушил и смешал со всей прочей дичью, приведя, таким образом, имперскую утончённость и данмерскую дикость к единому знаменателю… а вслед за Брейнеденом так же поступили и остальные посетители трактира. Возмущению и негодованию Оливье не было предела, и он уже было открыл рот, чтоб крикнуть во всё горло "Да здравствует Империя, да здравствует Тайбер Септим!", но… но тут он с ужасом увидел стоящего в дверях аргонианина  с ухмыляющейся физиономией, вспомнил своего далёкого предка… и заткнулся.

На следующий день раб подал блюдо уже заранее перемешанным.

Кушанье, столь счастливо изобретённое Скаттером Брейнеденом при э-э-э… некоторой, конешно же, помощи своего раба, настолько понравилось посетителям, что они с большим или меньшим успехом стали пытаться его воспроизвести в собственных кухнях, а от них кушанье распространилось всё шире и шире; и дошло, как вы знаете, и до наших дней.
Как мы видим, у салата оснований называться "данмерским", конешно же, куда больше, нежели незаконное присвоение ему непатриотического иностранного слова. Да и может ли быть по-другому, учитывая, что основными ингридиентами салата являются растения-эндемики и продукты традиционной данмерской кухни? Видели ли вы когда-нибудь нибенейца, кладущего в пищу виквит, пепельный батат, листья хакльлоу, или скаттл? Или поливающего свои блюда молочком квама? Нет, досточтимые учёные мужи, нет и нет, исследуемое кушанье может называться только "Данмерский салат" и никак иначе! Я надеюсь, кушанье послужит непостыдным украшением не только праздничного стола, но и самого данмерского имени, и прославит его далеко за пределы нашей Родины.

Это вторая жемчужина в моём ожерелье, которую я вам хотел показать.

Рассказ наш подходит к концу. В заключение я хотел бы обратить ваше внимание на то, что начался он с Люсьенуса Оливье, и Люсьенусом же Оливье и заканчивается… Оба повара-имперца сыграли в нашей истории немаловажную роль; и мне кажется глубоко символичным, что наибольшую пользу они принесли, пребывая именно в подневольном, рабском состоянии. Конешно же, это провиденциально указывает на то, что институт рабства, как таковой, не только не изжил себя, но и имеет непреходящее значение, помогая раскрывать во всей полноте скрытые добродетели и внутренний потенциал рабов, соделывая их жизнь счастливее, а нашу – радостнее.

И это третья, и последняя жемчужина, которую я имею вам показать.

Итак, такова истинная гистория знаменитого данмерского салата… Конешно же, было и продолжение гистории, когда данмерские домохозяйки пытались воспроизвести кушанье у себя дома, или когда оказавшиеся на чужбине данмеры пробовали приспособить рецептуру соуса и салата к местным условиям… но это уже было всё не то, всё не то… ибо давно уже нет среди нас ни Люсьенуса Оливье, ни Скаттера Брейнедена, их секреты ушли вместе с ними, и насладиться колоритной смесью утончённости и дикости мы не сможем уже никогда, никогда.
А жаль.



***

Комментарии на последней странице

- Я перевёл, несколько сократив, этот текст для библиотеки, найдя его забавным. Переводчик.

- Действительно, забавно! Ещё бы почитать исследование об ингридиентах Данмерского Салата. Аноним.

- Невероятный бред, или, по выражению неизвестного автора – "дичь полная". Аноним.

- Это очень опасная книга и её следует немедленно запретить как подрывающую основы нашего присутствия в Морровинде, а все найденные экземпляры уничтожить. Не зря в своё время агенты Клинков настойчиво рекомендовали обратить внимание на непонятное стадо якобы диких гуаров. Капитан Имперского Легиона Стридор Импробус.

- Капитан, Вы обратили внимание, что в этом так называемом "гисторическом исследовании" нет ни одной точной даты и перепутаны исторические эпохи и события, а фантастические измышления выдаются за непреложную истину? Вам не о чем волноваться. Секретарь Верховного канцлера Софус Арроганс.

- При всём уважении, сир, Вы не можете отрицать факта набега гуаров и последующего за ним исчезновения Люсьенуса Оливье, это отражено во многих донесениях агентов! Капитан Имперского Легиона Стридор Импробус.

- Вы оправдываете свою фамилию, капитан. Говорю Вам, пока Храмовые учёные изучают свои салаты, они нам не опасны. Секретарь Верховного канцлера Софус Арроганс.

- Поразительная слепота! Народы и их вожди предпочитают пребывать в плену собственных заблуждений, упрямо не замечая грозных признаков надвигающейся катастрофы; которая, придёт время, сметёт всех с лица земли. Долорозус Оминис, библиотекарь.




сентябрь 2011 г.
УЛЫБНИСЬ МИРУ И МИР УЛЫБНЁТСЯ ТЕБЕ!
Награды За создание новогоднего настроения Всем принявшим участие в 9-летии Тиарума

Оффлайн RedMen

  • *
  • Сообщений: 819
  • Репутация: 51.2
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Re: Мои палимпсесты
« Ответ #5 : 12 Декабрь, 2013, 16:04:15 »
+1
Нетрезвый Драугр

Давным-давно, в одной древней, древней гробнице в самом сердце Скайрима жил-был один Любопытный Драугр. Ну, как жил? - ведь всем известно, что драугры мертвы и жить не могут, - так вот, наш драугр, скажем так, существовал. Нельзя сказать, чтоб существование его, как и его собратьев, было бы ... жизнерадостным. Днём - если драугры вообще отличают день от ночи - они  спали чутким сном, охраняя гробницу от непрошенных гостей, изредка в гневе, а когда и с досадой поднимаясь, чтобы наказать безумцев, имевших глупость нарушить покой  гробницы и их собственный, а  ночью... Ночью непреодолимая сила поднимала драугров и они, медленно вышагивая и шатаясь, собирались перед большим роскошным каменным саркофагом и простирались перед ним ниц в безмолвной молитве - без слов, без движений, без сомнения. Пролежав так несколько часов, драугры вставали и словно нехотя возращались в свои ниши и гробы набираться сил - до следующего раза. Зачем они это делают, Любопытный Драугр не знал, а если и знал, то давно забыл; единственное, что он помнил - это очень важно и так было всегда.

Но наш драугр не зря был назван Любопытным Драугром. Однажды, во время очередной медитации он подумал: "А что, если..." - и осторожно поднял голову и украдкой огляделся вокруг. Он ожидал, что наказание немедленно настигнет его, но видел только согбённые спины сородичей и всё тот же каменный саркофаг - холодный, резной, великолепно-мрачный. "Зачем мы совершаем свой обряд?" - подумал Любопытный Драугр и тут же, испугавшись своей мысли, съёжился и спрятал голову.
Но на следующую ночь он опять поднял голову и осмотрелся. Согбённые спины так же молча приветствовали его и так же великолепно-мрачен был саркофаг. И Любопытный Драугр решился. Осторожно поднявшись и стараясь не шуметь, он подкрался к саркофагу, чутко вслушиваясь в шорохи и стал смотреть. Резные драконы яростно дохнули на него пламенем, неведомые звери грозились разорвать его на куски, но драугр не боялся их  - он знал, что они тоже мертвы, ещё мертвее, чем он сам. Но тут сородичи его зашевелись и Любопытный Драугр поспешил к ним присоединиться.
На следующую ночь исследования продолжились. Наш драугр ощупал каменную резьбу  саркофага со всех сторон, читая написанные на ней сказания и даже попытался сдвинуть крышку - он чувствовал, что пребывание возле древнего захоронения придаёт ему силу - но сил его ещё было мало и тогда он просто сел рядом и стал терпеливо ждать. И на следующую ночь. И на следующую. И ещё. И ещё.
Он вспоминал. Он вспомнил, что не всегда был таким, каков теперь, - когда-то он был другой, тёплый и слабый, как те вырезанные на саркофаге странные существа и редкие, очень редкие глупцы, пытавшиеся обокрасть это странное место, существа, и похожие, и непохожие на него. Он вспомнил, что однажды, в той жизни, эти странные тёплые существа убили его - кажется, это так называется? Или... или они подарили ему могущество?
Он вспомнил и причину, по которой его убили: его застали в комнате дочери ярла. Что он там делал, драугр никак не мог вспомнить, наверное, что-то важное? Но что?
Вайтран. Вайтран? Да, именно этот город. Он вспомнил. Там он найдёт ответы на свои вопросы. Да, прямо сейчас.


...В Вайтране была ночь. Любопытный Драугр не стал идти в главные ворота - он знал о секретном проходе рядом с Йоррваскром. Город встретил его пустынными улицами, и знакомыми, и чужими одновременно. Прохожих не было, и это было на руку Любопытному Драугру - он не боялся встреч со слабыми тёплыми существами, но не хотел лишнего шума. Свежий - воздух? - немного кружил голову и откуда-то несло сладким, чуть островатым запахом, незнакомым ранее. Туда.
Дерек-самогонщик вскрикнул при виде неожиданного ночного гостя и без чувств рухнул на пол. Драугр усмехнулся, но обнюхав недвижное тело, решил, что оно не опасно. Запахи, сладкие и манящие, привлекли его - в конце концов, он же был Любопытным Драугром! Вот этот вот пузырёк. И та склянка. И та бутылочка. И жбан рядом. И бочонок. Это было ново и весело и отчего-то тоскливо и как-то пусто; и пытаясь чем-то заполнить эту пустоту, драугр пил всё больше и больше. Есть ли предел этой пустоте? - с раздражением подумал драугр и вздрогнул от неожиданной мысли. Предел? Пре-дел? Как он мог забыть, для чего он выбрался из гробницы!
Спотыкаясь, нетвёрдым шагом Любопытный Драугр вышел на улицу и зажмурился от яркого... как это называется? Такое большое, яркое, жаркое, как вспышка мага на... небе? Только оно почему-то не гаснет и гадко слепит глаза. Ну его. Не обращай внимания на тёплых существ, в ужасе бросившихся прочь - они слабы, они не знают моего могущества. Потом. Это неважно. Важен ответ и Драконий Предел уже близко - он утолит странный голод.
Внутри пылали факелы и тёплые существа попытались преградить путь. Фас-Ру-Мар. Вы. Не. Ровня. Мне. Я. Хочу. Знать. Ответ. Лас-Йа-Нир. Ищи.
 

О Акатош! Такого переполоха Драконий Предел не знал со времён Нуминекса. Драугр вломился в двери, расшвыривая стражу и дико вращая глазами. Безумный его взор блуждал по сторонам, драугр что-то искал, зачем-то залез на стол с ногами, перебив посуду, и наконец обессиленно рухнул, нетрезво бормоча какие-то непонятные слова на своём наречии. Страшный поначалу, он уже не представлял опасности и люди постепенно стали оправляться от испуга, смеялись и тыкали в бедолагу пальцами.
А драугр... ему уже было всё равно, он силился и не мог  вспомнить, что же он делал в комнате у дочери ярла.
УЛЫБНИСЬ МИРУ И МИР УЛЫБНЁТСЯ ТЕБЕ!
Награды За создание новогоднего настроения Всем принявшим участие в 9-летии Тиарума

Оффлайн RedMen

  • *
  • Сообщений: 819
  • Репутация: 51.2
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Re: Мои палимпсесты
« Ответ #6 : 15 Февраль, 2014, 00:04:33 »
+1
Это одна из внутриигровых книг из моего последнего мода Двемерский ездовой анимункули (да, я таки допилил его). Плагин надо скачать, смотреть, играть, пока ещё доберёшься до дневника, а тут почитать можно уже прям сейчас.





Дневник Нчунака
IV


Атронаха, 15
Война... окончена.

Мы все знали, что она закончится и знали, что она закончится именно так, как закончилась. Разве могли быть сомнения?
Война окончена. Как бы мы сейчас ни ликовали, я помню - вернее, я знаю - победа была... непростой. Ни слова, ни опыт не помогут избавиться от ужасных методов отрицания правил наших предков. Это урок, который я - и, надеюсь, все мы - должны вынести из этой Войны.

Война окончена. Впереди мирный созидательный труд. Сможем ли мы?

В честь сего знаменательного события я решил закрыть свои старые... о, нет! - вечно юные, вы навсегда останетесь свидетельством юности моей и моего духа! - свои ПРЕЖНИЕ дневники и открыть новый.
Эта странная и непонятная штука, что зовется "жизнью", перевернула очередную свою страницу и я чувствую, что вместе с нею должен перевернуть свою страницу и я.

Так я решил и я тот, кто решил это.


Атронаха, 16
Страница перевернута, но я не могу не рассказать о том, как мы выиграли эту Войну. Да, для того, чтобы отдать должное своему Учителю, старому Джнагго.

Джнагго - не Стховин, чье стратегическое мышление и тактические таланты не подвержены сомнениям, не стойкость и отвага наших воинов, - Джнагго - вот истинный кузнец победы. 
Это Джнагго создал первый полный бронированный доспех. Это он первый сказал, что закованный с ног до макушки в крепкий металл воин подобен скале  в море, о которую разбиваются волны в тщетной попытке преодолеть преграду. Какое поэтическое сравнение!

Это Джнагго одел отряды глубинного народа в сияющий металл, и когда кимер впервые столкнулись с бронированной тяжелой пехотой, они не знали, кто перед ними - двемер или новый вид анимункули, неизвестный им доселе. Я помню восторг свой и своих братьев, видевших растерянность в глазах врага, разбивающегося о неприступную твердыню - я был в числе первых, кому выпала честь надеть тяжелый Двемерский доспех. Мы были скалой в море. Да, неприступной скалой, как и предсказывал Учитель.

И когда Война затянулась - а она затянулась, ибо кимер не держат своего слова - это Джнагго придумал, как разоблачить их коварство и поймать их в их же ловушку; и это лучшее, что он мог придумать. Я могу говорить об этом совершенно свободно, ибо все уже знают, что такое "Нчмартурнидамц".


Атронаха, 18

Был создан огромный голем - намного больше тех, что мы могли видеть доселе. Внутри него была пустота, устроенная так, чтобы посредством ее можно было управлять големом. И когда Нчмартурнидамц был построен - поистине, это было величайшее из творений кузнечества, когда-либо созданных! - Стховин, как будто с большой неохотой и сожалением, отдал его Барифу Каренитхилу в обмен на Спорные земли. Кимер нуждались в защите от северных варваров, и Нчмартурнидамц как нельзя лучше подходил для этой задачи. Мы были опечалены наружно, но внутри ликовали, ибо знали, что конец Войне близок.

Как и предсказывал Джнагго, вероломные кимер, получив щедрый подарок, возомнили, что он достаточно усилил их армию и решили украсть себе победу в Войне. Они решили напасть на нас за час до рассвета, рассчитывая перебить нас спящими, но мы к этому времени уже получили Зов и ждали предателей во всеоружии. Вдобавок Нчмартурнидамц как будто сломался и напал на кимер, отрезав им путь к отступлению.
Разгром врага был полный, кто не был убит - был взят в плен, и среди них и сам Бариф Каренитхил со своими высшими военачальниками.

Так Война была закончена - благодаря искусству и мудрости Джнагго, и я ликую, воспевая его таланты.


Атронаха, 19
Но как Нчмартурнидамц мог сломаться? Как мы получили Зов, известивший нас о приближении вероломных кимер?

Это самая замечательная часть плана Джнагго. Внутри Нчмартурнидамца сидел он сам и сам управлял големом так, что все думали, будто перед ними механизм! Разве это не прекрасно?
Это Джнагго своим искусством ввел в заблуждение Барифа и его воинов. Это Джнагго послал нам Зов. Я восхищаюсь им.

Когда встал вопрос, кто должен управлять големом, вызвались двое: я и Бзалагг, лучший воин Стховина. Но Джнагго отклонил наши притязания, возразив, что пустотой может управлять только тот, кто ее создал. Да, он так сказал и он тот, кто сказал это.
Я снова восхищаюсь своим Учителем.

Разумеется, кимер посчитали себя обманутыми и Бариф Каренитхил заявил свой протест, но им пришлось заткнуться, когда Джнагго поведал всему глубинному народу о бесчестном замысле кимер. Мы смеялись, слыша, как Бариф планировал захватить того, кто стоял в двух шагах от него, а наши столы треснули от хохота, когда Джнагго рассказал, как Бариф назвал голема: Кимервамидиум, Надежда Кимер!

"Кимервамидиум" стал нашей самой любимой шуткой и я улыбаюсь даже сейчас, наедине со своим дневником.


Атронаха, 28
Сегодня, наверное, один из лучших дней в моей жизни.
Стховин созвал всех мужчин на совещание и сказал, что в ознаменование нашей победы хорошо было бы наградить Героев прошедшей Войны. Без долгих споров Героями были названы двое: сам Стховин (разумеется), и - Джнагго! Собранием было предложено Героям самим выбрать себе награду, и, кроме того, Герои могли из своей части вознаградить того, кто, по их мнению, наиболее достоин такой чести.

Стховин (разумеется) по своему обыкновению взял себе тринадцатую часть трофеев и чествовал своего лучшего воина отобранным у кимер даэдрическим оружием. Неизвестно, как оно оказалось у врага, но теперь хозяином огромного молота, секиры и изящного кинжала стал Бзалагг. Я полагаю, он заслужил их.

Джнагго же - бессребреник! - попросил снести в его Аниматорий все собранные на полях битв детали поломанных анимункули - он хочет починить старые и смастерить новые механизмы, ибо, по его предчувствию, они нам скоро снова потребуются. Надо было видеть усмешку Стховина и Бзалагга и восхищенное недоумение Собрания - ведь все понимали, что Джнагго мог бы требовать большего и, без сомнения, получил бы требуемое. На насмешливый вопрос Стховина, кого он вознаградит никому не нужной грудой металла и как? - Джнагго ответил, что из деталей механизмов он соберет нового, самодвижущегося ЕЗДОВОГО анимункули, наподобие тех животных, что мы видели у кимер; и подарит эту груду металла тому, кто подсказал ему такую идею - при этом Учитель с тёплой улыбкой посмотрел на меня. Я едва мог поверить своим ушам.
Собрание молча утвердило его решение. Похоже, никто не верит, что такое возможно.

Я плачу, вспоминая добрые глаза и улыбку Джнагго. Поистине, он мне как отец.


Вора, 2
Тональные Архитекторы вызвали меня к себе и сказали, что посылают меня с инспекцией в отдаленные крепости и лаборатории в *замарано*. Как и большинство их заданий, эта инспекция секретная и я не могу разглашать ее цели, детали и результаты никому, кроме них самих; никому, даже Джнагго. Только после того, как Тональные Архитекторы процензурируют аффинную инвариантность барицентрических координат, они станут общим достоянием, не раньше.

Я рад, что они не догадываются об объеме и глубине познаний моего Учителя. Как бы он отлаживал тонкие логические схемы кристаллов управления своих механизмов в соответствии с правильной психогармонической сигнатурой?

Джнагго сказал, что к моему возвращению верховой анимунули, возможно, будет уже готов. Я жду не дождусь того момента, когда же наши разговоры облекутся в крепкий двемерский металл.


Тени, 16­­
Я вернулся из долгой поездки и первым делом сдал отчеты комиссии Тональных Архитекторов. Теперь я свободен и хочу видеть своего Учителя и уже иду к нему.


Тени, 17
Джнагго сказал, что верховой анимунули еще не готов, но осталось совсем немного и я могу уже думать над именем, которым я нареку своего будущего товарища. Да, он так и сказал: товарища! Что же он смастерил на этот раз?


Тени, 21
Что-то изменилось за время моего отсутствия. Некотрые двемер странно на меня смотрят, кто-то даже избегает встречаться со мной глазами. В воздухе чувствуется напряжение, такое впечатление, что даже в Аниматории Джнагго свежее.
Бзалагг при встрече вел себя вызывающе и даже как бы случайно толкнул меня, словно ищет ссоры. Я не счел нужным отвечать ему.

Похоже, мало кто усвоил уроки прошедшей Войны.


Тени, 22
Джнагго разрешил мои недоумения. По его словам, во время полевых испытаний многие видели нового анимункули и были поражены его видом. Бзалагг, подстрекаемый Стховиным, в открытую говорит, что такое чудесное создание не должно достаться молокососу. Находятся такие, кто  поддерживает его.
Молокососу! Пусть я младше на девять лун, но в моих жилах течет столь же древняя кровь, как и у него, и я своими ушами слушал святые звуки Сердца Скарабея!

Я уже вскочил и был готов бежать требовать ответа, но Джнагго успел удержать меня. Он положил свою руку мне на плечо, посмотрел мне в глаза, улыбнулся и сказал только одно слово: Кимервамидиум. Я понял его и мы засмеялись.
Кимервамидиум.

Спасибо, Учитель, что удержал меня от непоправимого.


Тени, 25
Я теперь еще больше, чем раньше, провожу время у Джнагго. В беседах с ним я нахожу отдохновение. Многие из глубинного народа открыто презирают меня за то, что я не ответил на оскорбление Бзалагга, а мне... мне все равно. Меня больше привлекает слушать и размышлять над тем, как Учитель рассказывает о механизмах, построенных на основе конвергентного сходства, об Измененных Камнях Душ, о Тенебресценции, о Тональных Тенях,  о путешествиях во Внешние Планы, о точке Нуль и Нулевой Сфере - над тем, о чем большинство двемер имеют лишь  смутное представление.


Тени, 27
Вот как! Оказывается, мои личные вещи подвергаются досмотру! Я понял это, обнаружив замаранным место моей командировки.
Когда я с негодованием рассказал об этом Учителю, он только грустно улыбнулся в ответ. Да, без меня действительно произошли серьезные перемены. Я не знаю, что думать об этом.

Как изменился Учитель! Раньше одно его появление заставляло Собрание умолкнуть, а сейчас там верховодят Стховин и Бзалагг. Раньше зычный голос Джнагго спорил с громом молотов о наковальни, а  сейчас Учитель лишь грустно улыбается и тихо говорит: Киммервамидиум.

Он говорит, это пришла старость. Он говорит, пришло время Последнего Путешествия. Он говорит, что передаст мне Аниматорий и Мастерские и меня будут уважать так же, как уважали его - но я не хочу даже думать об этом.
Почему  Последнее Путешествие - неизбежно? Почему я не могу пойти вместе с ним?


Коня, 12
Ну вот оно и случилось. Джнагго сказал мне, что завершил отладку Ездового Анимункули, а я... я даже не придумал ему имя, так был расстроен последними событиями. И даже радости уже не испытываю - зачем мне Анимункули без его создателя?

Послезавтра, после Тональной Церемонии, Джнагго должен представить свое творение Собранию и передать его мне.


Коня, 13, утро
Только вернулся с Тональной Церемонии и еще был полон тонких волн, резонирующих во мне от соприкосновения со святыми звуками Сердца Скарабея - как меня настиг, как он себя назвал, "посол доброй воли" - и передал мне вызов Бзалагга. В нем Бзалагг поносит Джнагго "безрассудным выжившим из ума стариком" и заявляет, что Ездовой Анимункули будет подчиняться Бзалаггу - или никому.
Мне ничего не оставалось делать, как только принять вызов.

Как он может так говорить? Решение Собрания уже ничего не значит? Разве никому не известно, к чему приводит отрицание правил наших предков?


Коня, 13, вечер
Весь день пытался связаться с Учителем и уже под вечер получил Зов.
Оказывается, утром Бзалагг с компанией подпевал вломился в Аниматорий и пытался заставить Джнагго "добровольно" отдать ему Ездового Анимункули. Разумеется, Джнагго отказал наглецу, и тогда рассвирепевший Бзалагг могучим ударом молота - того самого - снес Анимункули голову. Стража едва могла совладать с ним и арестовать, но Стховин заставил отпустить своего любимца, ссылаясь на предстоящий Суд - наш с Бзалаггом завтрашний поединок.

О, времена!

Джнагго утешает меня и уверяет, что может починить Анимункули и я ему верю.
Но это все будет уже после, после.

Джнагго сказал еще мне, что пришлет с доверенным подмастерьем одно очень важное письмо "с инструкциями относительно текущих дел в Аниматории", которые он не может передать посредством Зова. Он подчеркнул - ОЧЕНЬ важные инструкции.
Но это все будет важно уже после, после. Я верю в свою правоту, но как-то сложится завтрашний день?
УЛЫБНИСЬ МИРУ И МИР УЛЫБНЁТСЯ ТЕБЕ!
Награды За создание новогоднего настроения Всем принявшим участие в 9-летии Тиарума

Оффлайн Luna

  • Распорядитель ФА
  • *
  • *
  • Сообщений: 2258
  • Репутация: 71.4
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
    • Имперский Город
    • Email
Re: Мои палимпсесты
« Ответ #7 : 23 Февраль, 2014, 06:03:22 »
0
Интересно!  :!:
Награды Участникам бета-тестов TESO За упорство в ожидании окончания 2х-недельной загрузки файлов TESO За создание новогоднего настроения Всем принявшим участие в 9-летии Тиарума

Оффлайн RedMen

  • *
  • Сообщений: 819
  • Репутация: 51.2
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Re: Мои палимпсесты
« Ответ #8 : 05 Октябрь, 2014, 17:14:07 »
+1
Маленькие хранители большого дома
Сказка


Ещё в полдень ярко сияло солнце, но к вечеру стали собираться облака. Ветер усиливался; тучи, выходя из-за горизонта, суровели, свинцовели и как-то враз закрыли небо сплошь, без просветов. Крупные, тугие и жёсткие струи дождя хлестнули по черепичным крышам, по мостовой, палисадникам, по редким прохожим. Всё, что было сухого - вмиг вымокло. Вода была всюду и всюду был ветер; он гнал потоки воды по узким улочкам вниз, к морю; размётывая кучи листьев, свистел меж яблонями в саду; настойчиво барабанил дождевыми каплями в окна домов, сердито гудел в трубы и в бормотании его слышалось что-то недоброе: "Бу-бу-у-у!"

"У-у-ууи-и-и!" - пропело где-то вверху в трубе и угольки в камине весело ответили нежданной песне ворохом взметнувшихся искорок. Здесь, под крышей старого дома, непогода была не страшна и представлялась чем-то далёким, совсем-совсем не опасным и отчасти даже и забавным. Обитатели дома привычно занимались своим привычным делом: дедушка подрёмывал в кресле перед камином, уронив на колени мемуары, отец что-то мастерил на своём верстаке в углу, мать хлопотала по хозяйству, успевая делать несколько дел одновременно, а дети... Старшая из сестёр-близнецов читала очередную толстую рукописную книгу; младшая, недвижно сидя напротив задремавшего деда на низенькой скамеечке и глядя в огонь, думала какие-то свои тайные думы; а самый младший воинственный карапуз, за вечер изрубив деревянной саблей полдюжины армий воображаемых врагов, забрался с ногами на табуретку и корчил в окно страшнючие рожицы.

"Бооом-м-м-м!" - торжественно бухнули угловые часы и мама отложила шитьё в сторону.
- Дети! Спать пора!
- Ну ма-а-а! - заныл Младшенький. - Ну ещё чуть-чуть!
- Если только совсем чуть-чуть, - мама была неумолима.
Карапуз в восторге скорчил в окно самую жуткую рожу, какую только смог, спрыгнул с табуретки и зашлёпал босыми ногами к камину, стуча саблей по половицам.
- Де-е-еда! Ты нам сказку расскажешь? - и уточнил, обернувшись на мать: - На ночь.
- Ска-а-азку? - дедушка пробудился от боя часов и сейчас рассеянно протирал очки клетчатым платком. - Какую же сказку вам рассказать?
- Расскажи, как ты сражался с Великим Подводным Злом! - Младшенький обожал истории про героические подвиги.
- Мы такую историю уже слышали - ответила подошедшая старшая сестра. - И потом, это было не великое зло, а всего-навсего придонный скрытень из Запорожного омута.
- Ну и что, зато он был в несколько раз больше дедушки! - не сдавался Младшенький. - А ты - вредина!
- Да-а-а, было дело... Я тогда служил хранителем одного престранного клада. Ох, и страху-то я натерпелся! - дедушкин голос был скрипуч и звучен одновременно. - Но мы и вправду уже много раз слышали эту историю. И... какую же сказку вам рассказать?
- Дедушка! - встрепенулась на скамеечке младшая сетрёнка, - расскажи... что-нибудь особенное?
- Особенное? Хм-м-м...
- Ну да. Ты разве не видишь, что вечер сегодня такой - особенный? И ночь будет особенная, - добавила Младшая, обращаясь к детям.
Младшенький выразительно покрутил пальцем у виска и на всякий случай втянул голову в плечи, ожидая подзатыльника - он побаивался строгостей старшей сестры. Но сейчас она ничего не заметила, вслушиваясь в доносящийся с улицы шум дождя.
- Хм-м-м... Есть у меня такая сказка. Должно быть, действительно пришла пора рассказать её вам, - задумчиво проговорил дедушка. - Ну, слушайте...

"... Давным-давно, в незапамятные времена, когда люди и вещи ещё понимали язык друг друга, жил-был Старый Дом. Он был настолько старым, что никто уже не помнил, сколько ему лет и кто был его строителем; и все - и окружающие его соседние дома, и обитающие в них жители - все привыкли считать, что Старый Дом был всегда. Как и полагается всякому уважающему себя дому, этот Дом давал приют всем, кто нуждался в нём; и надо сказать, люди и звери охотно селились в Старом Доме, потому что знали - он надёжно защитит их от невзгод и опасностей..."

- Совсем как наш, да? - с восторгом вскричал Младшенький.
- Не перебивай, - одёрнула его Старшая.
- Да, совсем как наш, - согласился дедушка. - И даже ещё надёжнее, ведь это - не забыли ещё? - это был Старый Дом.

"... Никакое зло и никакая беда не могли подобраться к Старому Дому незамеченными. Как только Дом чуял что-то недоброе, он плотно закрывал двери и ставни на окнах - да-да, когда-то дома умели сами такое проделывать - и тревожно кричал: "Опасность! Опасность!" Предупреждённые жители и все, кого это касалось, выходили и вместе отражали нападение недругов и жизнь снова текла по-прежнему.
Признаться, сложившаяся система была не то чтоб очень удобной, ведь иногда Дом мог закричать поздней ночью, когда все спали крепким сном, и будил всю округу - согласитесь, не всем нравится, когда их будят посреди ночи, - но окружающие дома и их жители понимали, что кричит Старый Дом для их же безопасности и мирились с маленькими неудобствами. И, в общем-то, все были довольны друг другом: люди были рады, что у них есть такой надёжный и верный друг, а Старый Дом был рад сделать для окружающих что-нибудь полезное - в этом он видел своё предназначение. И все жили счастливо - ну, насколько вообще можно быть счастливым в полном тревог мире.
Проходили годы, а потом ещё, и ещё, и ещё. Люди стали замечать, что голос Старого Дома стал слабеть, а опасности Дом стал распознавать не так чутко, как раньше; и даже, бывало, ошибался и поднимал переполох впустую. Самые бдительные из жильцов пытались указать другим на беспокоящие их знаки, но люди лишь смеялись в ответ и беспечно махали руками - они привыкли жить под опекой Старого Дома и считали, что ничего страшного не происходит. Порой на Старый Дом нападала непонятная расслабляющая дрёма и стоило немало сил добудиться до него, но поселенцы и на это обращали мало внимания. Дом просил людей о помощи, но голоса у него уже почти не было и его не слышал и не понимал уже никто. Он засыпал и уже не имел сил бороться; и однажды, когда огонь уничтожил одну из пристроек, а тревоги так и не последовало, люди поняли, что Старый Дом уснул навсегда.
Поняли это и недруги, что до сих безуспешно пытались одолеть Старый Дом. Поняли и возликовали. Они окружили Дом со всех сторон и принялись всячески досаждать ему и его обитателям. Ох, что тут началось!
Во все незащищённые щели пробирались всевозможные мелкие и большие пакости и пакостили как только могли. Чихалка забиралась в старые шкатулки и когда кто-то открывал их, то расчихивался так, что забывал обо всём на свете. Каверза притворялась мокрым пятном на полу и радовалась, когда кто-то из людей поскользнётся на нём и разобьёт горку посуды или дорогую хрустальную вазу. Дразнюшка - а она очень не любила, когда неосторожные дети корчили ей рожицы в окно - Дразнюшка так передразнивала кривляк, так пугала детей, что их приходилось вести к врачу. Нехочуспатька забиралась в незапертый комод, пряталась в детских пижамках и получала удовольствие, когда дети, переодевшись ко сну, начинали капризничать и вопить: "Не хочу спать!" Вреднюшка заставляла детей вредничать, Непослушайка подучивала не слушаться старших; Гордынька нашёптывала людям, что они могут справиться с повседневными заботами без чьей-либо помощи, а Ссора умудрилась перессорить всех, и взрослых, и детей, друг с другом. Что уж говорить про злые дела покрупнее, если даже мелкие пакости наделали столько бед!
Одним словом, жизнь в Старом Доме наступила самая безрадостная. И тогда люди поняли, что им надо что-то делать, если они не хотят, чтобы злые силы окончательно победили Старый Дом. Но что слабые люди могли сделать, если из-за своей беспечности они перестали понимать язык вещей?"

Голос дедушки был строг и печален.
"У-у-ууу!" - провыло в трубе и огоньки в камине испуганно вспыхнули красным пламенем.
- Ну же, деда, ну! - нетерпеливо воскликнул Младшенький.
- Дедушка?.. Дедушка?.. - вопросительно смотрели сёстры.
- Кгрхм!?.. А подайте-ка мне, дети, мою корешковую трубку; у меня что-то запершило в горле и  нужно перевести дух, - проговорил дед. - А ты, милая, передай-ка мне во-он тот уголёк.
Дети переглянулись. Дедушка нечасто курил свою трубку и одно это значило, что вечер сегодня действительно особенный.
- Де-е-еда! - вновь затеребил деда Младшенький, когда необходимые действия с трубкой были закончены и дедушка пустил к потолку первое кольцо дыма. - Что придумали люди?
- А... что придумали бы вы, окажись вы на их месте? - дедушкин взгляд был почти взыскующим.
- Я зарубил бы всё зло, какое только есть на свете! - взмахнул Младшенький своей деревянной саблей.
- Экой ты воинственный! - улыбнулся дедушка. - Видишь ли, природа зла такова, что его нельзя вот так просто взять и убить. Зло изменчиво, как изменчив наш мир; оно совершенствуется, как совершенствуется наш мир, и требуется немало усилий, чтобы противостоять ему. Если бы зло можно было уничтожить раз и навсегда, мы давным-давно жили бы в царстве Добра, а этого нет. А что скажут наши сестрички?
- Мы... мы пока не знаем, - пробормотали сёстры. - Дедушка, можно, мы посоветуемся?
- Конечно. Кстати, вы совсем недавно держали ответ в руках.
- Вечно они шушукаются, - проворчал Младшенький. Ему было досадно, что он не отгадал загадку, хотелось послушать, о чём шепчутся сёстры, но и "шушукаться" с девчонками он считал ниже своего достоинства. - И что такого мы держали в руках? Шкатулка, трубка, уголёк, сабля. Что смешного!?
Дедушка, посмеиваясь и хитро глядя на внука, пускал кольца из трубки. Наконец сестрички вернулись.
- Ну как, вы догадались, что придумали люди? - приветствовал их дедушка.
- Мы подумали, и решили, что... - начала было Старшая.
- Уголёк! - выпалил Младшенький. - Они придумали, как сжигать злые дела!
- ... что это не может быть уголёк, потому что угольки должны были остаться от сгоревшей пристройки. И ещё - огонь был задолго до того, как заснул Старый Дом: людям же надо было как-то готовить пищу!
- И это не могла быть шкатулка, потому что мы помним, как Чихалка забиралась в них до того, как люди что-то придумали, - продолжила Младшая.
- И это не могла быть сабля, потому что ты сказал, что зло нельзя  убить насовсем, а значит, и решение было... менее воинственным.
- И это не могла быть твоя трубка, потому что мы не брали её в руки.
- Верно, верно, - ободрительно кивнул дедушка. - Ведь вы только открыли шкатулку, а взял трубку я уже сам. И..?
- Но мы подумали, что твоя корешковая трубка - ключ к твоей загадке, дедушка, - неуверенно проговорила Старшая. - Ты как бы хотел сказать: "Зри в корень!" и...
- И... ? - дедушкин голос был почти ликующим.
- ... и тогда они придумали нас, - тихонько закончила Младшая.
- И тогда они придумали нас, - удовлетворённо откинулся дедушка на спинку кресла и выпустил из трубки полдюжины колец кряду. Глаза его сияли. - Ты... сама догадалась?
Младшая молча кивнула головой.
- Умница.
Трах! Это Младшенький с досады расколотил свою саблю о каминную решётку. Ну конечно! Они же открывали запорное устройство!

"... И тогда они придумали нас - Хранителей Дома. Если Старый Дом перестал закрывать двери и окна - значит, надо закрыть их самим. Так появились щеколды, засовы, задвижки, защёлки и другие "запорные устройства продольно-скользящего типа с поворотом" - такими скучными, ничего не значащими словами нас называли. С тех пор как люди разучились понимать язык окружающих их вещей, они потеряли и способность проникать в их суть и давать им истинные имена - но мы знали их и помнили своё предназначение: хранить Дом от опасностей.
Помнил о том и Первый Хранитель, когда заступил на свою Первую Стражу. О, в какую ярость пришли злые силы, когда обнаружили, что не могут более проникать в Старый Дом! Они грозили Хранителю страшными муками, морозили холодом, жгли огнём, даже пытались поломать - но всё напрасно. Хранитель знал, как хрупка граница между добром и злом; знал, что от него одного зависит сохранность её; знал, какие беды могут обрушиться на Дом, сойди он со Стражи - и знание придавало ему мужества. Ох, сколько, должно быть, страхов он натерпелся за ночь! - совсем как я во время нашей битвы с придонным скрытнем.
Утром недруги отступили ни с чем. На следующую ночь история повторилась; а потом ещё раз, и ещё раз, и всё с тем же результатом. Хранителей прибывало; они стойко несли свою стражу и в итоге заставили врагов убраться восвояси.
Старый Дом снова смог зажить спокойно - почти так же, как прежде".

Дедушка замолчал, задумчиво глядя в огонь.
- И больше они не возвращались?
- Ну-у-у... отчего ж не возвращались. Мы же помним, что зло изменчиво и совершенствуется. Когда они придумывали новую уловку, то возвращались и снова пробовали проникнуть в Старый Дом. Иногда им это даже удавалось. Но к тому времени люди уже научились сами оберегать себя и свой мир  - не без нашей, конечно, помощи - и придумали мно-ого хитрых штук.
- Каких, дедушка?
- О, это уже совсем, совсем другая история! Когда-нибудь я обязательно расскажу её вам.

"Бо-оммм..." - сонно бухнули угловые часы.
- Дети! Время вышло!
- Как всегда вовремя! - обернулся дедушка к маме. - Я как раз закончил рассказывать сказку.
- А ты не забыл ли о своей сабле? - продолжал он, указывая внуку на деревянные обломки.
- Брось её в огонь, дедушка; она бесполезна. Что с неё толку, если она не может победить зла. Когда я вырасту, я стану Хранителем; Хранителям не нужна сабля.
Дедушка пустил к потолку новое кольцо:
- Видишь ли... ещё до того, как ты станешь Хранителем - а ты непременно им станешь, когда вырастешь, - ты поймёшь, что тебе на твоей Страже пригодится любая помощь, даже бесполезные с виду деревянные щепки. Подбери их и прибереги; а завтра мы с тобой смастерим новую саблю.
- Да, дедушка?
Дедушка ободряюще улыбнулся.

Огонь в камине догорал; медленные, будто сонные язычки пламени становились всё меньше и меньше и наконец пропали совсем. Подёрнутые серой корочкой пепла, словно укрытые одеялом, угольки тускло алели, унимая свой жар, нечасто ворочаясь, как во сне, и тогда по одеялу пробегали оранжевые трещинки, вот всё ярче, ярче - и уголёк вспыхивал на короткое время синевато-бордовым пламенем и гас снова. Дом спал.
В углу сонно бормотали часы; спали камин, кресло, верстак, спала вся домашняя обстановка. Спали мама с отцом, выпростав поверх одеяла натруженные за день руки. Спали дети в своих кроватках рядком; сестрички крепко держали друг друга за руки даже во сне, а Младшенький, посапывая в нос, изредка беспокойно вскрикивал и взмахивал невидимой саблей.
А в полусумраке стоящий на ночном бдении дедушка курил свою корешковую трубку, смотрел на внуков и думал о том, как непрост будет путь, когда они смогут заступить на свою Первую Стражу - маленькие Хранители большого Дома.
УЛЫБНИСЬ МИРУ И МИР УЛЫБНЁТСЯ ТЕБЕ!
Награды За создание новогоднего настроения Всем принявшим участие в 9-летии Тиарума

Оффлайн Luna

  • Распорядитель ФА
  • *
  • *
  • Сообщений: 2258
  • Репутация: 71.4
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
    • Имперский Город
    • Email
Re: Мои палимпсесты
« Ответ #9 : 06 Октябрь, 2014, 07:31:28 »
0
Красивая сказка о самых обыденных вещах. Очень трогательно!   :!:
Награды Участникам бета-тестов TESO За упорство в ожидании окончания 2х-недельной загрузки файлов TESO За создание новогоднего настроения Всем принявшим участие в 9-летии Тиарума

Теги:
 

Поиск

 
Top
SimplePortal 2.3.5 © 2008-2012, SimplePortal