• Добро пожаловать, Гость. Войдите или зарегистрируйтесь.

Автор Тема: Внутриигровая литература из Andoran  (Прочитано 1061 раз)

Описание:

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн MorviCool

  • *
  • Сообщений: 302
  • Репутация: 0.7
  • Пол: Мужской
  • Адепт Skyrim'a
    • ICQ клиент - 623929292
    • Просмотр профиля
    • Форум оказаний помощи в Лечение ПК.
    • Email
0
Andoran:Вампиры и оборотни АндоранаTiarum Wiki

Вампиры и оборотни Андорана

Автор: Кардея Риния

ПРЕДИСЛОВИЕ Эмривэта Силиеса

Эта книга представляет собой выдержки из частных записей Кардеи Ринии, моей соплеменницы и моего близкого друга, одной из известнейших на Андоране охотниц на вампиров, посвятившей свою жизнь уничтожению этих отвратительных существ и защите от них граждан Империи. Кардея передала мне записи на хранение перед своей последней охотой, - с которой она, к моей скорби, не вернулась. Идея издать рукопись принадлежит мне, как и вся ответственность за ее публикацию. Разумеется, отрывки, не относящиеся к делу, я в книгу не включил. Название "Вампиры и оборотни Андорана" дал запискам я. Возможно, эта книга поможет кому-то и кого-то спасет или хотя бы даст пищу для размышлений...


* * *

Никогда прежде я не пробовала вести записи о своей жизни. Но теперь чувствую в этом необходимость. Нет, мне нужен не дневник, а скорее хранилище для воспоминаний и для полученных знаний. Возможно, какие-то из них пригодятся мне впоследствии, так что не хотелось бы доверять их только памяти, тем более что память - вещь довольно ненадежная.
Мы прибыли на Андоран из Сиродиила в конце Месяца Сева - я, мои родители, две моих младших сестры и несколько слуг. Мне было всего двадцать лет, я почти ничего не знала о жизни и, конечно, не догадывалась, какие испытания ждут меня впереди... Наша семья принадлежала к старому, но разорившемуся и потерявшему свою былую значимость при дворе аристократическому роду. Из-за стесненности в денежных средствах жизнь в столице в последние годы была нам не по карману, и вот отец приобрел почти за бесценок небольшое поместье на Андоране. Дорога к нашему новому жилищу была неблизкая, но, продав столичный особняк, мебель и часть семейных реликвий, мы получили неплохую сумму и надеялись ближайшие несколько лет прожить более-менее достойно. Это было важнее всего - ведь нужно было вырастить моих сестер, а мне обеспечить приданое. Хотя у меня было мало надежды выйти замуж на Андоране, да, признаться, я и не питала такого желания: в Сиродииле оставался один юноша, которого я успела полюбить всем сердцем и предстоящая разлука с которым меня очень тяготила. Однако юноша уже был помолвлен. Его родители нашли ему богатую невесту, а он, хоть и отвечал мне взаимностью, был слишком нерешителен, чтобы ослушаться их.

Дорога была долгая и утомительная, а мои мысли витали вокруг оставленного в Сиродииле возлюбленного, так что я мало что запомнила из этого путешествия. Наши новые земли после ярких красок и веселого шума Имперской столицы показались мне унылыми и запущенными, а дом - слишком старым и обветшалым. Однако довольно быстро он был приведен в относительный порядок. Понемногу мы привыкали к новому месту, знакомились с соседями - скромными и простыми людьми, весьма отличавшимися от высокомерных столичных аристократов. Однако вечерами, когда дом погружался в сон, а я, по приобретенной издавна привычке, еще читала какую-нибудь книгу при свечах или же просто грезила у окна, мне часто бывало не по себе. Мне чудилось, будто кто-то наблюдает за мной, за всеми нами, оттуда, из темноты... Словно этот дом принадлежал не нам, словно мы не имели права здесь находиться... Ночь смотрела на меня множеством глаз, вслушивалась в мое неровное дыхание множеством ушей... И тогда я пряталась под одеяло и долго не могла уснуть, обуреваемая неясным страхом. Несколько раз я пыталась поделиться своими тревогами с отцом и матерью, но они все списывали на мою бурную фантазию. Увы, они горько ошибались! Это была не фантазия, а интуиция. И вот что произошло дальше, спустя примерно четыре с половиной месяца после переезда.

15-го дня Месяца Мороза я с одним из слуг, пожилым бретоном Симином, отправилась в гости к моей ровеснице и новой подруге, Омелии Савии, также вместе с семьей переселившейся несколько лет назад в эти места из Сиродиила. Я собиралась вернуться до темноты, но в комнатах Омелии так весело трещал огонь в камине, и мы так оживленно беседовали, делясь девичьими мечтами, и так заливисто смеялись! А за окном неприятно выл ветер, небо заволокли рваные седые тучи, сыпал мелкий колючий снег - уже отнюдь не первый в том году... Словом, я припозднилась, и мы с моим верным старым слугой добрались до нашего поместья только к полуночи, к тому же едва не сбившись с дороги из-за снега и глухой темноты. Дом встретил нас непривычной тишиной и темными окнами, что было странно, потому что хотя обычно все домашние и ложились спать довольно рано, кто-то из слуг обычно дежурил ночью со свечой на всякий случай, да и собаки во дворе всегда радостно лаяли, почуяв своих - сейчас же они молчали. Еще больше нас насторожило то, что входная дверь в поместье оказалась не заперта... Симин предложил мне остаться снаружи, пока он с факелом и мечом обследует дом. Я согласилась, и он исчез в черном дверном провале, а я осталась дрожать на крыльце от холода и страха и нервно оглядываться по сторонам: у меня снова возникло отвратительное чувство, будто кто-то невидимый наблюдает за мной из тьмы.

Минута шла за минутой. Симин все не появлялся, и, не выдержав ожидания, я медленно двинулась вокруг дома, приникая к окнам и пытаясь разглядеть за ними хоть что-нибудь. На заднем дворе странный предмет привлек мое внимание, и я подошла ближе, чтобы рассмотреть его. - О ужас! Наполовину занесенная снегом, там лежала одна из собак. У нее был перебит хребет. Я еще не оправилась от потрясения, когда из дома послышался жуткий крик - я с трудом узнала голос Симина. Крик резко оборвался на какой-то немыслимо высокой ноте, а я упала на колени и, захлебываясь слезами, начала молиться... Не помню, каких богов я призывала. Сил бежать у меня не было. Да и куда мне было бежать в этой страшной темноте, обступившей меня со всех сторон?

Внезапно мрак вокруг меня всколыхнулся и разделился на несколько фигур, которые двинулись ко мне - не спеша, словно уверенные, что жертва никуда не денется. В их движениях, в том, как легко они ориентировались в темноте, было что-то нечеловеческое. Я вскочила и кинулась к задней двери в дом, рванула ее... Дверь поддалась на удивление легко. Она тоже была не заперта. Я бежала по темным комнатам, ища, куда бы спрятаться, а за мной несся жуткий смех. Пробегая через гостиную, я вдруг споткнулась и упала, успев, однако, опереться на ладони, - и они погрузились в нечто густое и липкое. Мои глаза уже немного привыкли к темноте, и я, леденея от ужаса, разглядела предмет, о который споткнулась, - мертвое тело одной из моих сестер. Ее горло было разорвано, кровь растеклась по полу... Я закричала - дико, жутко, осознавая, что мне не сбежать и с минуту на минуту я разделю участь своей семьи и слуг (а у меня не оставалось сомнений, что все они пали жертвами тех тварей, которых я видела во дворе). Вот уже чья-то жестокая и сильная рука схватила меня за шиворот и дернула вверх, к бледной, чудовищной морде с раззявленной, окровавленной клыкастой пастью... В этот миг я потеряла сознание.

Очнулась я некоторое время спустя в одной из спален, на кровати. В камине горел огонь, и если бы не следы разгрома вокруг, можно было бы вообразить, что будто пережитое - всего лишь приснившийся мне кошмар... Я осторожно приподнялась, пытаясь сообразить, что происходит и какой еще напасти ждать.

- Она пришла в себя, - послышался женский голос с характерным хаммерфелльским акцентом, и надо мной склонилась редгардка - с самым обычным человеческим лицом, не обезображенном замогильной бледностью и клыками. На ней была костяная броня, у пояса я заметила несколько серебряных метательных ножей. Внимательно вглядываясь в мое лицо, она спросила: - Как себя чувствуешь?

Ответом на ее вопрос были мои рыдания, прорвавшиеся, наконец, наружу. Я рыдала и рыдала, выплакивая весь свой ужас и всю боль моих потерь, и слезам не было конца. Редгардка крепко обнимала меня и шептала что-то утешительное, пока я не выплакалась, а потом подала мне теплое питье с приятным травяным привкусом, я выпила его и почти мгновенно уснула. Проснулась, когда за окном уже было светло. Вместо редгардки рядом со мной сидел нордлинг. Заметив, что я открыла глаза, он попытался изобразить на своем суровом лице приветливость и поставил мне на кровать поднос с едой и питьем. Я сказала, что не хочу есть.

- Ешь, - ответил он. - Нам предстоит долгий путь. Тебе нужно подкрепиться. Или, может быть, ты все-таки хочешь остаться здесь?

Я не хотела, хотя и не знала, куда предстоит ехать.

Пока я завтракала, с трудом заталкивая в себя пищу, появилась уже знакомая мне редгардка и еще несколько человек. От них я узнала, что наше поместье этой ночью подверглось нападению вампиров - ужасных тварей, о которых я прежде только слышала всякие кошмарные истории. Оказывается, вампиров на Андоране в последнее время стало на удивление много, вот почему даже пришлось организовать тут новую гильдию - Гильдию Охотников на вампиров. И люди, которые собрались сейчас в моем осиротевшем поместье, как раз являлись ее членами.

- Странно, что их было больше десятка, - сказала редгардка (как выяснилось, ее звали Раминда). - Здесь, на Андоране, вампиры живут раздельно и никогда раньше не собирались вместе. Как хищные звери, которые стараются не заходить на чужую территорию. Это связано с тем, что крупные города хорошо охраняются, а остальные человеческие селения здесь небольшие и расположены довольно далеко друг от друга. Мало пищи. Другое дело Унверон. Там существуют организованные вампирские кланы - Берне и Куарра... Но здесь кланов нет. Так почему?.. Никто из присутствовавших не смог ей ответить.

Слушая размеренную и такую уютную человеческую речь, я понемногу приходила в себя и вскоре смогла рассказать о себе моим спасителям - а ведь это именно их появления спасло мне жизнь.

- Значит, ты давно чувствовала чужое присутствие? И будто бы наблюдавших было много? - Переспросил меня норд, Халоф. - Я этого опасался. Значит, у них где-то рядом логово.

- Такая же история, как в Бархеме, - негромко сказала Раминда, нахмурив брови.

- Да, точно такая же, - кивнул норд.

- Они объединяются...

- Да.

Сборы были недолгими. Моих родных и слуг Охотники похоронили недалеко от поместья, пока я спала, и мне не пришлось смотреть на их искалеченные тела. Я поплакала на могилах, ощущая, как вместо боли мое сердце начинает заполнять звенящая пустота, полная горечи и ненависти. Отныне я знала, чему будет посвящена моя жизнь. Вернувшись к ожидающим меня Охотникам, я сказала, что хочу вступить в их Гильдию. Они понимающе переглянулись. Как я потом узнала, почти все они потеряли кого-то близкого из-за нападения вампира и почти все вступили в Гильдию именно ради мести...

Было решено ехать в Мэднор - лесную крепость Охотников, где располагались штаб Гильдии и тренировочный лагерь. "Сейчас нас слишком мало, чтобы лезть в вампирское логово, - сказал Халоф, предводительствовавший нашим маленьким отрядом. - Да и Кардее сначала нужно хоть немного обучиться... Думаю, месяц-другой у нас есть. А потом мы вернемся сюда - и девочка сможет участвовать в охоте и отомстить, а это то, что ей сейчас нужно. Нет ничего хуже ненависти, не нашедшей выхода".
Мэднор показался мне не слишком приветливым местом - высокие башни из темно-серого камня, гладкого и словно поглощающего свет, острые зубья частокола... Но внутри крепость была гораздо более уютной. Я, наконец, смогла почувствовать себя в безопасности.

Меня представили главе Гильдии - Эмривэту Силиесу, потомку первооткрывателя Андорана, как мне сказали. Он официально принял меня в Гильдию. Затем потянулись дни моего обучения: тренировки с разными видами оружия; уроки алхимии, чтобы, в случае чего, можно было приготовить целебные зелья в практически любых условиях; тщательное изучение повадок вампиров, описанных очевидцами... Алхимии меня обучал старик-бретон, Ингерд Аурель. Говорили - хоть сам он никогда на эту тему не распространялся - что некогда он состоял в Гильдии Магов, а потом по какой-то причине оставил ее, долго отшельничал, жил в лесах здесь, на Андоране, пока однажды ему так же внезапно не вздумалось присоединиться к образовавшейся Гильдии Охотников. В охотах он не участвовал и, если не считать уроков алхимии, практически не выходил из своей комнатки, смежной с лабораторией и расположенной на верхнем этаже крепости. Помимо любви к одиночеству, у него было предостаточно и других странностей. Например, он частенько разговаривал сам с собой. Еще он собрал у себя в лаборатории множество непонятных вещей, предназначение которых никому, кроме него, не было ясно, а может быть, не было ясно и ему. Как-то я обратила внимание на один странный предмет из тусклого желтоватого металла и спросила о нем у Ингерда. Старик загадочно хихикнул и ответил, что этот предмет принадлежал некой древней расе, о которой ныне остались одни воспоминания... Ничего более определенного я не добилась. Возможно, Ингерд имел в виду двемеров... В другой раз я спросила его, почему он никогда не участвовал в охотах. Ведь, кроме алхимии, он владел, как я знала, и заклинаниями школы Разрушения, что весьма могло бы пригодиться.

- Я не убийца, я никогда не использовал свои знания для убийства, - ответил он загадочно. А когда я попросила объяснить мне, почему он называет истребление этих чудовищ, вампиров, убийством, он ответил: - Это всего лишь люди. Люди, меры и прочие разумные двуногие. Они больны, только и всего. Заразились через укус вампира. Видишь ли, девочка, вампиризм - обычная болезнь, и если есть возможность, его можно вылечить в течение первых трех дней с момента заражения. Зельями, заклинаниями, молитвой у алтаря в каком-нибудь храме...

- Тогда почему они не лечатся? Неужели им хочется становиться такими... такими...?!

- Почему же, некоторые лечатся. Но, во-первых, о вампиризме ходит слишком много нелепых слухов, и частенько зараженные даже не знают, что это не проклятие богов, а всего лишь болезнь. Во-вторых, иногда у них нет возможности. А иногда их прельщает то кажущееся могущество, которое они приобретают, становясь чудовищами. Вампиры сильнее нас физически, они быстрее, более ловкие, их раны заживают почти мгновенно - если раненый вампир получит свежую кровь. Они хорошо видят в темноте... Есть еще ряд особых качеств, присущих вампирам. Некоторых это привлекает - тех, кто и в бытность человеком больше склонялся к пороку и злу, чем к добру.

- И что же, для тех, кто не имел возможности вылечиться, уже нет надежды? - странно, но я даже почувствовала некоторую жалость к этим обреченным существам. Я вдруг осознала, что не все они стали чудовищами по собственной воле.

- Хм... Трудный вопрос. В одной старой книге когда-то очень давно я прочитал, что возможность исцеления все-таки существует. Но, увы, я даже не помню названия той книги. Да и к словам автора я тогда отнесся с изрядной долей недоверия... Сейчас я бы, пожалуй, не отказался заняться изучением этой проблемы. Вот что, нужно попробовать поймать хоть одного вампира живым. Возможно, удастся получить какую-нибудь полезную информацию...

- Вы собираетесь разговаривать с вампирами, учитель?! - изумилась я.

- Может быть, это наш единственный шанс получить ответы на кое-какие вопросы. Я займусь изготовлением подходящей сети. Передай Халофу, что на следующую охоту я поеду в составе отряда.

Мою первую охоту я буду помнить всю жизнь. Это произошло в начале Месяца Вечерней Звезды. Я ехала в составе отряда Охотников - нас было около двадцати. Стоял жуткий холод, так что даже лица нам пришлось закутать шерстяными шарфами. Из ноздрей лошадей вырывался пар, под их копытами скрипел снег. Я казалась себе жутко неуклюжей в толстой зимней куртке мехом внутрь, в тяжелых зимних сапогах... Я чувствовала себя неуверенно, и даже длинный серебряный меч и тяжелый арбалет, притороченные сзади к седлу, не особенно меняли дело. Вдобавок, возвращение в поместье разбудило мою горечь и мою боль, я едва сдерживала слезы, вспоминая моих родных и наших верных слуг...

Мы спланировали дорогу так, чтобы прибыть в поместье в самом начале дня - нужно было до темноты найти и зачистить вампирское логово. Четверо Охотников отправились на разведку. Остальные занялись последней проверкой оружия и крепких сетей, в которые вплетено было множество зачарованных бусин - с помощью этих сетей Халоф собирался исполнить просьбу Ингерда и поймать вампира...

- У нас только одна сеть, и мы не должны ошибиться, - в десятый раз повторял он нам, хмуря густые брови. - Всякая шваль в лохмотьях нас не интересует. Вряд ли они знают что-то действительно важное: их разум мертв, у них остались только инстинкты. Просто хищные животные, слуги Высших Вампиров. И их нужно всех уничтожить. Обращать внимание стоит на того, кто будет выглядеть наиболее представительно. Если звери собираются в стаю, то они собираются вокруг вожака. Нам нужен вожак.

Вход в логово оказался, как выяснилось, совсем недалеко от поместья, в овраге. Его скрывали несколько больших валунов и густой кустарник, так что со стороны его почти невозможно было заметить. Разведчики на всякий случай проверили, нет ли еще одного входа. Его не было, что значительно облегчало дело. Отряд почти в полном составе - не считая Ингерда и еще двух человек, оставшихся при лошадях, - двинулся к логову.
Как я знала из лекций, вампиры болезненно реагируют на солнечный свет, поэтому, действуя ночью, днем они отсыпаются в своих укрытиях - гробницах или пещерах. Однако в этих укрытиях они сильны и опасны не только ночью, но и днем. Традиционный метод Охотников состоял в том, чтобы с помощью магии вынудить вампиров выбраться наружу, под обжигающие их лучи, где, ослабевшие и страдающие от боли, они теряли часть своего проворства.
Халоф использовал свиток с заклинанием, и огненная змея ринулась внутрь логова, поджигая обледеневшие камни и землю. Через пару минут оттуда, из глубины, донесся жуткий вой многих глоток. Вампиры, оказавшиеся в плену огня, пытались выбраться наружу - и нарывались на клинки Охотников. Моей задачей, как и у других арбалетчиков, было не допустить того, чтобы твари вырвались за кольцо мечников. Пару раз мне даже представилась возможность выстрелить - и я ее не упустила, вогнав по серебряному болту одной твари в горло и другой в грудную клетку... Вскоре снег вокруг входа в логово весь был пропитан темной кровью, а живых вампиров не осталось. Увы, не обошлось без жертв и в наших рядах: четверо Охотников были серьезно ранены, один погиб...

Халоф явно начинал нервничать: внутри логова бушевало магическое пламя, а "вожак", который был нам нужен, все не показывался. Когда он, наконец, появился, сразу трое Охотников отлетели от входа, сраженные брошенным им заклинанием. Казалось, солнечный свет нисколько не беспокоит это чудовище. Халоф заорал: "Сеть! Бросайте скорее сеть!" Сеть взвилась в воздух, сверкая зачарованными бусинами, и накрыла вампира, заставляя корчиться от боли. Однако он все еще пытался использовать магию, рыча и скалясь. Тут в овраг примчался Ингерд, поначалу наотрез отказавшийся участвовать в битве, - бледный и взъерошенный, он на ходу швырнул в вампира парализующее заклятие. И немедленно занялся ранеными Охотниками. Арбалетчики - и я в их числе - выстроились рядом с плененным чудовищем, в любой момент готовые стрелять. Меня, признаться, била нервная дрожь, да и остальные Охотники выглядели не лучше - уж слишком жутким был горящий взгляд этого вампира и слишком велика была его сила.

Подошли Ингерд и Халоф. Ингерд слегка ослабил свое заклятие, так чтобы вампир смог говорить, и сказал:

- Я буду задавать тебе вопросы, вампир, а тебе лучше бы на них ответить. Ты пленник, и не сможешь сбежать. У тебя нет выбора, если только ты не хочешь усугубить свои мучения.

Вампир, скривив белое лицо в уродливой гримасе, плюнул сквозь плетение сети в сторону Ингерда. Тот ответил маленькой яркой молнией. Вампир застонал.

- Я думаю, мы друг друга поняли, - холодно произнес Ингерд. - А теперь скажи мне, зачем вы собираетесь вместе? Что заставляет вас поступать так? Ведь раньше вы всегда жили поодиночке.

Вампир что-то прорычал. Не сразу удалось понять, что за слово выдавили его бледные губы:

- Мать...

- Мать? Какая еще Мать?! - нахмурился Ингерд. - Ты имеешь в виду Мать Ночи? Вы служите Темному Братству?

- Мать будет править здесь, а вы все станете ее рабами, жалкие ничтожества! - рявкнул вдруг вампир, дико сверкнув глазами. - Будь проклят, смертный! Я не стану больше ничего говорить!

Тут он выгнулся дугой, словно какая-то неведомая сила пыталась сломать его, как ребенок ломает надоевшую игрушку, страшно закричал, потом так же внезапно ослаб, упал на землю и, дернувшись пару раз, замер. Кто-то осторожно потрогал его концом меча. Вампир был мертв.
В Мэднор возвращались в подавленном состоянии. Нам удалось зачистить логово, но мы не получили интересующей нас информации, а сила Высших Вампиров потрясла не только меня, новичка, но и закаленных в битвах ветеранов.

- Никогда я не видывал таких сильных... - в какой-то момент пробормотал Халоф, рядом с которым я ехала. - Нужно непременно все рассказать Эмривэту...

- Мне не нравятся происходящие перемены, - хмуро сказала Раминда, ехавшая по другую сторону от Халофа. - Вампиры собираются вместе, и... они становятся сильнее. Кажется, в ближайшее время у нас будем много работы. Очень много. Думаю, нам понадобятся еще люди. Судя по всему, с нашей стороны будет немало потерь, - она оглянулась на крытые повозки, в которых везли раненых.

- Люди... Хм. Вот только где их взять? Думаешь, много найдется желающих гоняться за вампирами? Обычно люди предпочитают, наоборот, бежать от этих тварей подальше.

- Но мы же не бежим.

- У нас нет выбора, Раминда. Нам больше нечего терять, - в голосе Халофа послышалась пронзительная печаль.

- Халоф... - нерешительно произнесла я. - Халоф, расскажи мне, как ты стал Охотником. Если, конечно...

- Нет, все в порядке. Мои раны уже затянулись и лишь изредка побаливают. Это было пять лет назад. Понимаешь, одно время я был связан с контрабандистами... Однажды так вышло, что в имперских городах я в глазах закона стал нежеланным гостем. Благодаря приятелям-контрабандистам я перебрался на Андоран - вместе с моей любимой Экки, с которой как раз недавно сыграл свадьбу. Здесь меня никто не знал, я мог начать новую жизнь, что и сделал. Построил хороший дом, крепкий, в нашем, нордлингском стиле, нанял пару работников, чтобы помогали вести хозяйство... Потекла размеренная, уютная жизнь. Но потом все закончилось. - Халоф помолчал. Казалось, морщины на его лице стали глубже. - Однажды ночью я проснулся от непонятного звука. Ну, взял топор, пошел проверить, что да как. В прошлом я и воином успел побывать - перед тем, как связался с контрабандистами. Знал, что случайные ночные шорохи не стоит пропускать мимо ушей. Вышел из дома. Ночь была ясная, теплая. Месяц Солнцеворота. Стою около двери, оглядываюсь. Топор наготове. И вдруг что-то падает на меня сверху - я, с моим чутким воинским слухом, даже не понял, когда оно успело подкрасться... Сбивает меня с ног, валит на землю... Такого сильного и быстрого противника мне прежде не попадалось. Словом, я ничего не успел сделать. Только заорать, когда эта гадина впилась мне в шею. А потом я, как ни стыдно об этом говорить, потерял сознание. Очнулся уже на рассвете. На ноги подняться сразу не смог, пополз на четвереньках проверять, как там моя Экки... Экки была мертва. Выл раненым зверем. Но что уж тут поделаешь... И тогда я дал слово, что отомщу. Найду эту гадину, что убила ее, даже под землей. Шегорату душу заложу, если понадобится, - но отомщу. Кое-как сам себя перевязал, наглотался зелий, какие нашел, сел на лошадку, да и поехал к Эмривэту, соседу моему, в поместье. Эмривэту Силиесу было тогда тридцать пять, он жил на Андоране уже около десяти лет. Некоторое время назад мы разговорились с ним за бутылочкой бренди, и он рассказал, что лет шесть состоял в Сиродиильской гильдии охотников на вампиров, но потом охотничья жизнь его утомила, и в поисках покоя он перебрался на Андоран. Ну, думаю, тварь, что напала на меня и мою Экки, наверняка была вампиром, кем же еще. И кому же, как не опытному охотнику, мне о ней рассказать? Эмривэт выслушал меня, все больше мрачнея, и сообщил, что месяца три назад на его поместье тоже напал вампир. Разумеется, Эмривэт его зарубил, но наличие на Андоране вампиров стало для него неприятной новостью. А уж после моего рассказа сделалось совсем очевидно, что Гильдия Охотников здесь просто необходима. Поскольку у него был кое-какой опыт, он и стал основателем и главой, а я - его первым учеником. Мои прежние воинские умения весьма пригодились, пришлось только их слегка перековать - я-то раньше только с людьми сражался, а вот на толковую драку с вампирами у меня ловкости и скорости не хватало... Тренировались до упаду. Сначала ездили вдвоем по поместьям да селениям, расспрашивали народ насчет ночным нападений... Потом, когда о нас слух пошел по Андорану, нас и вызывать стали, да и в Гильдию люди начали приходить - не то чтобы многие, но хоть кто-то. Некоторые из них, как и я, потеряли близких и горели жаждой мести, другие искали славы, третьи - приключений... Когда народу набралось прилично, Эмривэт выкупил Мэднор и устроил там базу. Так Гильдия стала тем, чем является сейчас.

В следующие несколько месяцев я продолжала учиться, тренировалась каждый день, выезжала на охоты - сначала арбалетчиком, подстраховывая мечников, потом, когда набралась опыта, уже и мечником. Постепенно я добилась значительных успехов, и мне даже доверили обучать новичков. Боль и ненависть ушли из моего сердца. К охотам я стала относиться не как к возможности отомстить, но просто как к работе - тяжелой, опасной, чрезвычайно важной. Так вышло, что со временем я стала второй помощницей Эмривэта. Частенько мы втроем - Эмривэт, Халоф и я - разрабатывали вместе планы охот. За последующие несколько лет Гильдия разрослась, у нее появились небольшие отделения в Эгире и Литуре, хотя обучение новобранцев по-прежнему велось только в Мэдноре. Нападения вампиров на поместья и поселения происходили реже, но вряд ли это можно было назвать таким уж успехом: количество вампиров на Андоране, казалось, вовсе не сократилось, просто эти твари стали осторожней. Их неистребимость нас пугала, однако мы не собирались сдаваться. Ингерд не оставлял попыток узнать что-нибудь новое о вампирах и возможности их исцеления. С помощью его сетей мы поймали еще нескольких тварей, но они умирали раньше, чем успевали что-нибудь рассказать - тем же загадочным и пугающим образом, что и "вожак" из моего поместья. Так что, в конце концов, ловить их прекратили.
В числе новобранцев был один молодой человек, Мариус Альбус. Я почему-то хорошо запомнила тот день, когда он появился в Мэдноре. Должно быть потому, что он показался мне странным. Как всегда, новичка привели к Эмривэту, и тот стал задавать традиционные вопросы:

- Как тебя зовут?

- Мариус Альбус.

- Сколько тебе лет?

- Недавно исполнилось двадцать.

- Откуда ты?

- С Колдерана.

- Как ты нашел нашу крепость? Без проводника в здешних лесах легко заблудиться.

- Я просто поехал следом за вашим отрядом, возвращавшимся с Охоты.

- Хм... Хочешь сказать, что никто из охотников тебя не заметил? Это, по меньшей мере, странно. Они все неплохие следопыты, и чутье у них будь здоров. Они способны без труда обнаружить не то что людей, но и вампиров.

- Вы мне не верите?

- Если честно, нет.

Молчание.

- Ладно, пойдем дальше. Почему ты решил вступить в Гильдию? Потерял кого-то из близких по вине вампиров?

- Нет.

- Ищешь славы?

- Нет.

- Может быть, думаешь, что можно неплохо заработать на охотах?

- Нет.

- Тогда в чем же дело? Никогда еще не видел никого, кто бы набивался в охотники просто так, без причины!

- Я... Я ищу кое-кого на Андоране. А в Гильдии, как мне думается, я лучше буду осведомлен обо всем и обо всех на острове.

- Ты ищешь кого-то из охотников?

- Нет.

- Кого-то, кто был тебе дорог и стал вампиром? Если так, то лучше забудь об этом. Вампиры - не люди, а к людям относятся всего лишь как к пище... или к потенциальным рабам. Возможно, ты веришь слухам про возможность исцеления?

Загадочная полуулыбка в ответ.

Определенно, странный парень был этот Мариус: странно выглядел, странно вел себя, говорил иногда странные вещи...

- Я ему не доверяю, - ворчал по дороге Халоф, когда мы с ним и еще несколькими охотниками отправились в Эгир закупать снаряжение для Гильдии - только в столице можно было найти товар самого лучшего качества на всем Андоране. - Представь себе, он отказался от доспеха! Сказал, что привык драться налегке. Тяжелого оружия тоже, видите ли, не любит. Вооружился железным танто и прыгал во время тренировки вокруг меня, словно пума, так что я с трудом сумел его одолеть. Это я-то!

- Быть ловким и быстрым - это же не преступление, - попыталась я успокоить Халофа.

- У него нечеловеческая ловкость, - буркнул он.

- Но при этом он явно не вампир. Возможно, у него есть какая-то зачарованная вещь, улучшающая способности. На материке многие такими пользуются.

- В любом случае, выходить на тренировку с такой вещью - нечестно. В следующий раз отделаю юнца так, что мало не покажется. Впрочем, я не о том говорю. Этот Мариус, помимо прочего, умеет бесшумно и незаметно перемещаться, в чем дал бы фору любому вампиру, и он не стесняется этим беззастенчиво пользоваться! Вчера вечером, когда все уже разошлись спать, мне не спалось, и я решил еще разок обойти крепость. И что-то дернуло меня заглянуть в лабораторию достопочтенного нашего Ингерда. Кого, ты думаешь, я там застал? Мариуса! Мерзавец сидел почти в полной темноте, если не считать света неполной луны, и читал какой-то свиток. Я, само собой, высказал ему все, что думал. Потом заглянул в свиток - а это записки Ингерда на каком-то тарабарском языке, только вверху Ингердово имя на имперском... Мариус хоть и сделал вид, что смущен и забрел в лабораторию чуть ли не по ошибке, да только совсем он не выглядел виноватым, и я не думаю, что после моей выволочки он перестанет шляться ночью по крепости.

- Думаешь, он шпион? - напрямую спросила я Халофа. - Но чей? Неужели служит вампирам?

- Не знаю. Сомневаюсь. Я видел вампирских прислужников. Они все чокнутые. Из них не то что шпиона, но и кого попроще не выйдет. А этот... просто немного странный. Хотя... Кто его знает. С этими вампирами день ото дня все новые сложности. Вдруг они изобрели что-нибудь новенькое?

Так, за разговорами и привалами, мы добрались до столицы. Мне уже доводилось бывать здесь, и не могу сказать, что город мне нравился. Суетой и шумом он был похож на другие имперские города, а я за последнее время слишком привыкла к тихой размеренной жизни в Мэдноре. Целый день мы провели, обходя торговцев, пока, наконец, не закупили все, что было нам нужно, ночь провели в местной таверне, а наутро отправились в обратный путь. Двигались мы довольно медленно из-за нагруженных телег. Все нервничали, опасаясь нападения вампиров: им было бы выгодно сделать так, чтобы наш груз не дошел до Мэднора. Нам оставался день пути, когда нападение действительно произошло, но...

Лошади вели себя тревожно.

- Как бы, помимо вампиров, не нарваться еще на каких-нибудь хищников... - негромко сказал Халоф.

- Например? - спросила я просто чтобы поддержать беседу... и замерла, всматриваясь в надвигающиеся сумерки - мы как раз остановились на ночлег. Мне показалось, что за деревьями мелькнула темная тень. Не человек, не вампир. Какой-то крупный зверь.

- А, ты тоже, наконец, заметила? - криво усмехнулся Халоф. - Вот на них-то я и намекал.

- На них? Эта зверюга там не одна?

- Да, целая стая. Они уже пару часов следуют за нами. Удивляюсь я все-таки, зачем Эмривэт сделал тебя своей второй помощницей? Ты бываешь ужасно невнимательна, а невнимательность в нашем деле ведет к гибели.

К нам подошел один из охотников.

- Похоже, они замыкают кольцо, - негромко сказал он. - Вряд ли ими движут дружественные чувства.

- Кто это? - спросила я. - Похожи на волков...

- Да, только гораздо крупнее. Отродясь здесь ничего подобного не водилось. Возможно, какие-то существа, созданные с помощью магии... В любом случае, кажется, нам предстоит с ними драться.

В этот момент одно из существ вышло на поляну, где мы расположились. Оно явно нисколько нас не боялось и смотрело уверенно и нагло, скалясь и насмешливо вертя мохнатой головой. Вслед за ним появились еще несколько - с разных сторон поляны, образуя кольцо. Мы, повинуясь жесту Халофа, встали спиной к спине, ощетинившись мечами.

- Похоже, они не сомневаются в победе, - шепнул кто-то из охотников. - Иначе не вели бы себя столь вызывающе.

- Ну да, небось, думают, будто напали на обычный обоз, - хмыкнул Халоф и сплюнул. - Ничего, мы попробуем их разубедить. Звери напали молча - со всех сторон одновременно. Они двигались стремительно и бесшумно, и если бы не наша выучка, нам пришлось бы совсем туго. По количеству их было чуть больше, чем нас.

Бой был коротким, но жестоким. Двое из нас были убиты, один серьезно ранен. Мы убили троих тварей, после чего остальные - смекнув, видимо, что легкой победы не будет, - так же молча развернулись и исчезли в чаще. Мы завернули тела погибших в плащи и положили на телеги, чтобы наши товарищи в Мэдноре смогли оказать им последние почести. Раненый метался и бредил, несмотря на целебные зелья. До утра никто из нас больше не сомкнул глаз.

- Не понимаю, что с ним происходит, - хмуро сказал Ингерд. - Зелья исцеления ран ему не помогали, но через три дня все раны будто сами заросли!

- Может, все-таки проявился эффект зелий? - задумчиво спросил Эмривэт.

- Мне не встречались подобные случаи, - довольно сухо ответил ему Ингерд.

Мы втроем стояли возле комнаты раненого в бою с таинственными зверьми охотника, Йонуса Рубера. Прошло всего несколько дней, а он уже чувствовал себя весьма неплохо и даже появился на тренировке. Его раны исцелились, хотя он все еще выглядел бледным и... встревоженным. Эмривэт и Халоф пытались с ним поговорить, выяснить, что его угнетает, но он им ничего не рассказал.

- Возможно, это никак не связано с той битвой, - предположила я, не испытывая, впрочем, никакой уверенности.

Внезапно дверь комнаты Йонуса распахнулась, и на пороге возник Мариус Альбус. Вид у него был задумчивый. Слегка поклонившись нам, как было принято в Гильдии по отношению к старшим по рангу, он, низко опустив голову и не поднимая глаз, быстро прошел мимо и исчез за поворотом коридора.

- Мне начинает казаться, что, впервые со времени основания Гильдии, в Мэдноре происходит что-то такое, что я не в силах ни понять, ни объяснить, - тихо сказал Эмривэт. - Хочется верить, что все разрешится как можно скорее и не доставит нам новых неприятностей. И без того их достаточно: вампиры, теперь еще эти неизвестные твари... Хм... Возможно, впрочем... Хотя откуда?.. Да нет же...

- Кажется, у благородного Эмривэта те же подозрения, что и у меня? - мрачно спросил Ингерд.

- Оборотни?

- Думаю, да. В ту ночь как раз было полнолуние.

На несколько минут повисла гробовая тишина.

- Значит... - наконец медленно выговорил Эмривэт. - Значит, Йонус...

- Похоже на то.

- И как нам поступить? Так же, как с охотниками, ставшими вампирами?

- Видимо. Оборотни, как и вампиры, - уже не люди, а к людям относятся враждебно.

- Что ж... Значит, придется. Не хочу, чтобы еще кто-то пострадал.

Но Йонуса не нашли ни в тот день, ни после. Охранник у ворот крепости сказал, что видел его: он вышел налегке, без доспехов и оружия, сказав, что устал от каменных стен и хочет искупаться в речке неподалеку. И не вернулся.

А еще примерно через месяц Ингерд, зайдя среди ночи за какой-то надобностью в свою лабораторию, убил молнией зверя, обнаруженного там. Осматривая потом труп, Ингерд с изумлением обнаруж
Умей ценить, умей прощать (с)
Награды Всем форумчанам, принимавшим участие в праздновании 10-летия Морровинд

Оффлайн Tiara

  • high-lvl age Tsaesci
  • *
  • Сообщений: 7840
  • Репутация: 92.5
  • Пол: Женский
    • Steam ID - Tiara_Ra
    • Просмотр профиля
Re: Вампиры и оборотни Андорана
« Ответ #1 : 10 Июнь, 2012, 15:36:40 »
0
MorviCool, это откуда такое?
We work in the dark - we do what we can - we give what we have. Our doubt is our passion, and our passion is our task. The rest is the madness of art.


GM Tiarum, GM "Pride Inc" (pvp), AD|DC (EU), Trueflame, cp561+
альтмеры, vamp:
Tiara Raise - Mplar, AR 47
Tiara Ra - mDK,AR 31
Tia Ra -  mSorc, AR 7
Tiara Moneta -  mNB, AR 4
Charity Iceborn (DC-side) - Mplar, AR 16
Rayna Sunlight (EP-side) - Mplar, AR 7

Tia-Heal-All - арго, mplar, vamp, AR11
Tia Dra - редгард,  stamDK, ww, AR 5
Tiara Ray - имперец,  BS-tankplar, vamp, AR 6
Ki Tiara - кот, dk-tank, pve slave, ww
Награды Участникам бета-тестов TESO За кропотливую работу на форуме/вики

Оффлайн MorviCool

  • *
  • Сообщений: 302
  • Репутация: 0.7
  • Пол: Мужской
  • Адепт Skyrim'a
    • ICQ клиент - 623929292
    • Просмотр профиля
    • Форум оказаний помощи в Лечение ПК.
    • Email
Красная Королева
« Ответ #2 : 10 Июнь, 2012, 15:37:40 »
0
Andoran:Красная КоролеваTiarum Wiki


Красная Королева
Подлинная история жизни Алинды Туриус, прозванной Алиндой Топор

Автор: Кассиан Лаберус

ПРЕДИСЛОВИЕ

Я посвятил почти всю свою жизнь изучению биографии Алинды Туриус. Так получилось, что мои пути с этой великой и страшной женщиной однажды пересеклись, и с тех пор я не ведал покоя, желая узнать о ней как можно больше. Ее правление ознаменовалось многолетним кровавым террором, и не зря, наверное, ее считают одной из самых жестоких властительниц в истории... Однако, как мне кажется, к формированию ее сурового характера привели вполне объективные причины, а не какая-то врожденная порочность и тяга к насилию. Возможно, эта книга несколько изменит ваш взгляд на Алинду Туриус. В конце концов, жестокая эпоха требует жестоких правителей, и сама судьба кует характеры королей. Кто знает, какой стала бы эта женщина, живи она в иное время в ином месте?


Я позволил себе добавить в повествование толику художественности, однако все описанные события подлинны. На свой страх и риск я публикую эту книгу, хотя вполне отдаю себе отчет, что затрагиваю в ней вещи, которым, возможно, стоило бы и дальше пребывать во мраке и забвении. Вероятно, я никогда бы не сделал этого, если бы не одно обещание, данное мной когда-то Ее Величеству Алинде...

* * *

Алинда Туриус, будущая Красная Королева Андорана, родилась 21 числа Месяца Сева в 93 году Третьей Эры на Андоране, в хорошо укрепленном городе Литуре, что на плато Ольмаг, где в то время находилась резиденция ее отца, Виктиуса Туриуса, брата Лорда-Правителя Тиларуса Туриуса. Селия, супруга Виктиуса, с трудом выносила и родила дочь, ибо всего год назад уже подарила мужу наследника - крепенького и красивого младенца, которого назвали Арториусом, - а потому силы ее тела были подорваны. Однако роды прошли хорошо, и на свет появилась Алинда - почти точная копия своего брата, такая же крепкая и хорошенькая.

Отношения между сыновьями Идуса Туриуса давно уже были напряженными, и все прекрасно понимали, что пожалование Виктиусу три года назад Литурского замка являлось ни чем иным как бессрочной ссылкой. Поначалу Виктиус разъярился и даже собирался отплыть на материк, но потом почему-то передумал. И потекли тоскливые месяцы изоляции в Литуре, где единственными развлечениями были охота и попойки. Селия, как могла, пыталась подбодрить супруга. Говорили, что она его действительно сильно любила, несмотря на его мрачный и тяжелый нрав. Вероятно, он тоже любил ее. Во всяком случае, она оставалась единственным человеком в замке, на ком он не срывал свое плохое настроение. Зато остальным, включая приближенных слуг, частенько доставалось, и люди привыкли жаться по углам, разговаривать почти всегда шепотом, таить свои мысли и чувства... Рождение долгожданного сына несколько смягчило характер Виктиуса, но, увы, ненадолго. Чем дольше Виктиус не получал письма от брата с приглашением вернуться в столицу, тем мрачнее становилось его лицо. Такой была атмосфера Литурского замка на момент рождения Алинды.

Детей в замке было мало, да и те, что были, по положению никак не подходили на роли друзей отпрысков брата Лорда-Правителя. Поэтому Алинда и Арториус с младенчества сделались близки: ведь им не с кем больше было разделить свое одиночество. Виктиус почти не уделял им внимания, если не считать приглашения учителей и редких проверок их знаний. Если знания детей не удовлетворяли его, учителя отправляли на плаху, а детей - в особую комнату, где кто-нибудь из доверенных слуг Виктиуса, а иногда и сам Виктиус убеждали их розгами учиться усерднее. Когда дети подросли, розги были заменены временным домашним арестом, что казалось брату и сестре, не мыслящим жизни друг без друга, чудовищной жестокостью. Здоровье же Селии не позволяло ей подолгу быть с детьми, поэтому они практически были предоставлены сами себе и проводили время, исследуя закоулки замка и изредка, когда им позволяли, выезжая на прогулки в город и за его пределы в компании слуг и гвардейцев. Позже, войдя в тот возраст, когда юные души бунтуют и ищут свою собственную дорогу в жизни, брат и сестра все чаще стали поступать наперекор воле отца, невзирая на угрозу наказания. Так прошло детство и отрочество Алинды.

107 год Третьей Эры, Месяц Солнцеворота

- Нам пора, Арто. Если мы задержимся здесь еще немного, нам наверняка влетит.
- Мне сегодня влетит в любом случае: я не выучил урок по истории.
- Если хочешь, я тебе перескажу.
- Хочу.
Арториус и Алинда лежали в высокой траве, головами друг к другу, глядя в небо, и их густые темные волосы так спутались, что невозможно было разобрать, где чьи. Небо было бледно-голубым, по нему изредка проплывали легкие, полупрозрачные облака. Уже третью неделю стояла жара. Изредка откуда-то долетал едва ощутимый ветерок, принося аромат цветов и меда. Алинда негромко пересказывала брату последний урок по истории, который они должны были выучить к этому дню. Ей было четырнадцать, Арториусу - пятнадцать.
- 64 год Третьей Эры - умирает Император Уриэль I, трон занимает Уриэль II. Период его правления отличается упадком и восстаниями и считается проклятым. 82 год Третьей Эры - Уриэль II умирает, Императором становится Пелагиус II. К концу его правления Тамриэль снова становится процветающей Империей. Он умирает в 98 году, и трон наследует его старший сын Антиохус, наш нынешний Император...
- Аль, тебе не кажется, что в кратком пересказе история Империи превращается в историю смертей правителей?
- Хм...
- Ты хотела бы быть упомянутой в учебнике истории? «В этаком-то году на трон вступает Алинда I, Империя под ее мудрым руководством цветет и пахнет, к сожалению Алинда умирает в таком-то году в окружении скорбящих родственников и придворных...»
- Не смейся надо мной, Арто!
- Я не смеюсь. На самом деле я думаю, что из тебя вышла бы прекрасная королева или даже Императрица.
- Осторожно! Если тебя подслушают, то могут обвинить в планировании заговора против правящего Императора!
- Ну вот, теперь ты надо мной смеешься...
- Эй, что ты делаешь? Перестань, теперь нам точно пора!
Арториус гладит длинные волосы сестры. Время бежит, учитель истории в одиночестве листает старинные атласы в душной учебной комнате, наказание все неизбежней, но брат и сестра уже не думают об этом. В конце концов, они привыкли к суровому обращению, и так хорошо побыть еще немного здесь, на пахнущем медом лугу, только вдвоем.

110 год Третьей Эры, Месяц Урожая

- Почему он так отвратительно обращается с тобой? Хотя ты девушка и младше меня, тебе достается всегда сильнее, чем мне! Я пытался поговорить с ним об этом, но...
- Ничего удивительного. Ты же его наследник. А кто я? Я ему не нужна. Он только и мечтает, чтобы выдать меня поскорее замуж и отослать куда-нибудь подальше. Меня спасает только его гордость, не позволяющая ему выдать свою дочь за совсем уж неподходящего кандидата. Надеюсь, до него не дошло каких-нибудь слухов о нас ... Хотя я не представляю, кто бы мог ему рассказать.
Арториус и Алинда стояли на резном балконе, увитом зеленью и выходящем в сад. Они разговаривали шепотом, потому что разговор был очень важный и секретный.
- Как раз об этом я хотел поговорить с тобой, - хмуро сказал сестре Арториус. - Одна из приближенных дам нашей матери, Раеса Муния... Она видела недавно, как я целовал тебя. Она сказала, что если я не заплачу ей десять тысяч золотом, она расскажет матери.
- Десять тысяч? - фыркнула Алинда. - Проклятая шантажистка! Сначала она просит десять, потом еще десять, потом ей захочется бриллиантовое колье, потом - тебя в качестве мужа... Мы так никогда от нее не избавимся.
- Но что же делать? Я уже собрал восемь с половиной. Если найду оставшуюся сумму...
- Не торопись. Давай, сначала я попробую поговорить с ней.
- Боюсь, это бесполезная трата времени. Она настроена решительно.
- Я тоже.
- Ну, если тебе так хочется...
Алинда кивнула, низко наклонив голову, волосы упали ей на лицо, и Арториус не увидел, как она побледнела и закусила губу и как мрачен был ее взгляд. Нет, она не позволит какой-то девке шантажировать ее и брата! Никто не должен знать о них, никто не должен угрожать их разлучить! И она, Алинда Туриус, лично об этот позаботится. Она сделает так, чтобы мерзавка бесследно исчезла из их жизни, не успев никому проболтаться.
- Знаешь, - помолчав, сказала Алинда брату, - у меня есть недостающая сумма. Назначь этой Раесе встречу, только деньги отнесу я. И я попробую уговорить ее сразу же покинуть Андоран.
- Ну, я, конечно, не сомневаюсь в твоем умении убеждать, но... Впрочем, можешь попробовать. Однако мне не хотелось бы, чтобы и тебе пришлось ей платить.
- Это же наш общий секрет? Так почему я не могу внести свой вклад, Арто?

Три дня спустя.

- Ты встретилась с ней?
- Да.
- И как все прошло?
- Отлично. Она оказалась сговорчивее, чем я ожидала. Если ты заметил, сегодня ее уже нет в замке.
- Значит, она покинула Андоран?
- Да, покинула.
«И не только Андоран, - мысленно продолжила свою реплику Алинда. - Она вообще покинула этот мир. Лучше заплатить один раз Темному Братству, чем всю оставшуюся жизнь отдавать огромные суммы обнаглевшей девке».

111 год Третьей Эры, Месяц Дождя

«Что же мне делать? Платья уже становятся мне узки. Скоро все догадаются. И тогда мои отношения с Арториусом всплывут. Все скажут: «Какой позор! Понести ребенка от родного брата!» И никому не будет дело до нашей любви... И еще этот противный Лорд Корвинус, которого отец прочит мне в мужья. Словно взглядом меня раздевает каждый раз при встрече. «Вы очень красивы, моя леди. Вы можете сделать счастливым любого. Люди говорят, что вы к тому же чисты и невинны, а эти качества в наше время редко встречаются у девушек вашего возраста. Вы наверняка станете прекрасной женой и матерью». Если о моей беременности станет известно, эта идиотская свадьба, конечно, не состоится. И хорошо. Я все равно не хочу убивать мое дитя. Пусть позор, пусть ссылка, пусть что угодно... Но это ребенок Арто. Разве я могу убить ребенка Арто? Вот только... Что же делать?»

В 111 году Третьей Эры случился короткий, бурный и очень скандальный роман Алинды с молодым гвардейцем по имени Луканус Остиан. Виктиус был в ярости, потому что его семья была опозорена и Лорд Корвинус, знатный аристократ из Сиродиила, которого он прочил дочери в мужья, разорвал помолвку, едва узнав об этом романе. Отношения Алинды с братом резко стали холодными и отчужденными. Говорили, что Арториус до глубины души шокирован бесстыдным поведением сестры и осуждает его, тем более что вскоре стало очевидно, что Алинда беременна. Виктиус выслал дочь из Литура в замок Ригор на побережье. Там в положенный срок Алинда родила от Лукануса сына, которого назвала Асторусом. Несколько лет она прожила в этом своеобразном заточении, пока в 116 году не состоялось ее примирение с братом.

116 год Третьей Эры, Месяц Огня

Это был холодный и промозглый вечер конца Месяца Огня. Дождь лил уже неделю, и унылый пейзаж окрестностей Ригора казался еще более унылым и сумрачным. Алинда сидела возле камина и пыталась вышивать, однако разные мысли отвлекали ее, и она застывала над вышивкой, устремив в одну точку невидящий взор. На ней было скромное темное платье и длинная шаль, в которую она куталась, тщетно пытаясь согреться. Асторус уже спал.
Алинда вспоминала свою жизнь в Литуре - не такую уж радостную, если разобраться. Но в той жизни она никогда не чувствовала себя одинокой и несчастной, потому что рядом с ней всегда был Арториус. Арто... Ей ужасно его не хватало. За все эти долгие годы, каждый из которых тянулся, словно целая вечность, он ни разу не приехал навестить ее и даже не прислал ни одного письма. Конечно, он, по-своему, прав, он считает ее изменницей и предательницей, ведь она ужасно поступила тогда с ним. Уж ему-то она должна была сказать! Впрочем, даже тогда он вряд ли бы согласился на ее связь с тем гвардейчиком, призванную скрыть истину. Он скорее сам бы объявил всему миру об их любви и разделил бы ее позор. Разве могла она допустить такое? Нет, он должен остаться чист. В конце концов, ему, возможно, еще доведется стать правящим Лордом Андорана. Зачем же отказываться от такой возможности? И все же иногда она почти жалела, что поступила тогда именно так.
- Миледи!
Алинда очнулась только когда камердинер уже стоял прямо перед ней.
- Миледи, ваш брат... Он только что приехал из Литура и просит вашего разрешения погостить в замке несколько дней.
«Арториус здесь?! Это не сон?» Алинда вскочила с кресла. Вышивка полетела на пол. «О боги! Я в таком виде... Нужно хотя бы успеть поправить прическу...»
- Конечно, я... Я с радостью приму его. Веди его сюда, Кассиус! И принеси еды и вина. Арто, наверное, голоден с дороги. И подбрось дров в камин.
Алинда ждала, кусая губы и нервно теребя в пальцах кончик шали. Кто знает, с чем приехал ее брат. Может быть, вовсе не для примирения.
Арториус вошел через пару минут. Он выглядел сильно повзрослевшим, неуловимо, но довольно сильно изменившимся с тех пор, как она видела его в последний раз, но это все же был ее Арто. Он замер, едва переступив порог. Он не смотрел на нее, словно боялся чего-то, и было заметно, что он мучительно пытается подобрать слова. Ему это никак не удавалось, и Алинда первая шагнула ему навстречу.
- Здравствуй, Арто. Я очень рада видеть тебя снова.
И только тогда он посмотрел на нее - прямо в глаза - и, молча шагнув вперед, вдруг порывисто обнял ее, крепко прижав к себе.
- Я был таким дураком... Прости меня, Аль. Я честно пытался забыть тебя, но, знаешь, на самом деле мне все равно, с кем, кроме меня, у тебя были романы и чьих детей ты воспитываешь. Я люблю тебя. Я ничего не могу с этим поделать.
- Арто, прости и ты. Я дурно поступила тогда. Я побоялась сказать тебе... И вообще слишком много боялась. Асторус - твой сын.
- Мой?!
- Я так ждала тебя все это время! Я так счастлива, что ты наконец приехал!
- Мой сын? Ты не шутишь, Аль?
- Конечно, нет. Только нельзя, чтобы кто-то еще это узнал. Обещай мне, что ради меня и ради Асторуса ты никому никогда не расскажешь! И ему тоже. Пусть его лучше считают просто незаконнорожденным ребенком, нежели ребенком, рожденным в кровосмесительной связи. Но для меня, Арто, нет никого дороже вас двоих!

В 116 году Алинде удалось помириться в Арториусом, и он стал частым гостем в Ригоре. Его превозносили за доброту и благородство, ведь он, несмотря на опозоривший его семью поступок сестры, простил бесстыдницу и даже помогал ей воспитывать ее незаконнорожденного сына. Арториус пользовался большой популярностью в народе. Мужчины уважали его за отвагу и воинские умения, женщины - за добросердечие и великодушие. В начале 118 года прошел слух, что Тиларус Туриус собирается назначить его своим преемником на посту Лорда-Правителя Андорана, в обход Виктиуса, отношения Тиларуса с которым оставались такими же напряженными, как и раньше. Разумеется, Виктиуса эти слухи совсем не обрадовали. Он надеялся сам стать Лордом-Правителем. 15 числа Месяца Заката 118 года Третьей Эры Арториус погиб в результате несчастного случая на охоте. Недоброжелатели Виктиуса заговорили о том, что это вовсе не был несчастный случай, и за смертью Арториуса стоит его отец...

119 год Третьей Эры, Месяц Первоцвета

- Значит, ты наконец нашел человека, который всыпал яд в кубок Арториуса перед той охотой? И что же тебе удалось узнать?
- Ну, вообще-то, миледи, разговорить его оказалось непросто... Но в конце концов он назвал мне имя заказчика: Лавиниус Дуко.
- Хм, один из доверенных людей моего отца. Как я и думала. Надеюсь, ты не поленился навестить его?
- Разумеется. Мне удалось проникнуть в его комнату, пока он отсутствовал, и хорошенько ее обследовать. В запертом на хитрый замок с ловушкой ларце я нашел вот эту записку...
- Ну-ка, посмотрим. Приказ казначею выдать Лавиниусу Дуко золото... сумма совпадает с той, которая была передана убийце. Подпись и печать Виктиуса Туриуса. Хорошо, но маловато. Есть еще какие-нибудь доказательства?
- Да, миледи. Я также познакомился с одной милой леди - бывшей любовницей Лавиниуса Дуко. За колечко с изумрудом она рассказала мне, как, изрядно напившись однажды, ее любовник поведал ей, что Виктиус ненавидит своего сына, Арториуса, из-за его популярности и этих слухов о возможной передаче ему титула Лорда-Правителя. И что Виктиус поручил Лавиниусу найти человека, который бы Арториуса устранил.
- Странно, что девушка осталась жива, узнав такие вещи...
- Ну, она не глупа и не стала напоминать об услышанном Лавиниусу, когда тот протрезвел.
- Что ж, ты хорошо поработал. Вот твоя награда. И вот колечко с изумрудом - как возмещение отданного той девушке.
- Благодарю, миледи. Мне нравится работать на вас.
Потайная дверь закрылась за фигурой, закутанной в темный плащ. Алинда осталась одна в своих покоях. После смерти брата она, по настоянию матери, переселилась вместе с сыном в Литур и заняла свои прежние комнаты. Когда-то этим потайным ходом пользовался Арториус, чтобы навещать ее по ночам... Теперь им пользуются ее шпионы.

Отец виновен в смерти Арто... Она с самого начала подозревала это, а теперь знает наверняка. Это жестокое, вечно насупленное, часто нетрезвое, завистливое и лживое ничтожество - ее отец... Как бы ей хотелось вдруг узнать, что мать родила ее от кого-нибудь другого! И ее, и Арто. От гвардейца или даже от конюха. Только не от Виктиуса. Но увы, Селия всегда была до безобразия верна мужу.

Арто... Алинда рыдала взахлеб два месяца после его смерти, еще месяц не показывалась на люди, запершись в четырех стенах. Она никак не могла поверить, что Арто больше нет. А потом, отплакавшись, она начала действовать. Арто она уже не вернет, но зато может отомстить за него. Отец желает стать Лордом-Правителем? Никогда, никогда он не станет им! Она, Алинда, сделает для этого все возможное и даже невозможное.

В 120 году Третьей Эры на материке началась Война Красного Алмаза. Империя, раздираемая междоусобицами, казалось, позабыла про Андоран. Примерно в это время от неизвестной болезни скончался правящий Лорд Андорана Тиларус Туриус. На его место претендовал Виктиус Туриус, однако внезапно дочь Виктиуса Алинда составила ему оппозицию в борьбе за власть. Несмотря на ее сомнительную репутацию, ее поддержали многие влиятельные дома Андорана. Также на ее стороне оказалась значительная часть войск. В народе ей отдавали явное предпочтение перед Виктиусом, чей мрачный и суровый нрав давно стал притчей во языцех.

Едва стало известно о смерти Тиларуса Туриуса, Алинда с сыном и значительной свитой среди ночи покинула Литур и перебралась в крепость Ригор, где основала военный лагерь, принимавший всех, желающих выступить на ее стороне. Договорившись с контрабандистами, она сумела обеспечить хороший подвоз припасов и снаряжения. Врожденный дар красноречия помогал ей возбуждать людей на битвы. Она обещала свергнуть иго Империи и сделать Андоран независимым королевством, что многим пришлось по вкусу. В конце 120 года армия Алинды после длительной осады захватила столицу. Алинде удалось подкупить кое-кого из солдат Виктиуса, и они ночью открыли ворота города. Алинда и сама приняла участие в сражении - за последние несколько месяцев она научилась неплохо обращаться с боевым топором. Во время взятия Литурского Замка она сошлась в поединке со своим отцом, Виктиусом Туриусом, и убила его, после чего остатки его армии сложили оружие. Алинда Туриус нарекла Андоран королевством, а себя Королевой Андоранской. Так началось ее правление. Мать Алинды, Селия, повредилась рассудком после всех этих событий, к тому же Алинда предоставила ей и всему своему народу доказательства того, что Арториус, ее брат, был отравлен по приказу Виктиуса. Нежное сердце Селии не выдержало потрясения. Говорили, что сознанием она навсегда перенеслась в те времена, когда едва вышла за Виктиуса замуж, а детей не имела. Свою дочь Алинду она стала считать незнакомой женщиной, убившей ее любимого мужа, и твердо вознамерилась отомстить ей, для чего постоянно пыталась нанять убийц, а про сына Арториуса и вовсе не помнила. Алинда была вынуждена заточить ее в одной из башен Литурского замка и приставить значительную охрану. В первые же месяцы своего правления Алинда отправила на плаху большую часть тех, кто прежде поддерживал Виктиуса. В их числе оказался и Лавиниус Дуко, обвиненный в непосредственной организации убийства Арториуса Туриуса.

125 год Третьей Эры, Месяц Урожая

- Восстание в Магине подавлено, Ваше Величество.
- Хорошая новость, Селлус. Вы отличный главнокомандующий.
- По правде сказать, Ваше Величество, я бы предпочел воевать с вражеской армией, а не с мятежным простонародьем.
- Разве мятежники не враги нашего государства?
- Все это так, но...
- К сожалению, поддержание порядка в королевстве требует иногда жестоких методов. Мне это самой не очень нравится, но что поделать.
- Вы знаете, Ваше Величество, из-за ваших методов вас уже начали сравнивать с Потемой, Королевой-Волчицей, правительницей Солитюда.
- Хм. Я с уважением отношусь к этой женщине. А по твоим словам выходит, что сравнение с ней мне не на пользу?
- Ее уважают, да. Но также боятся и ненавидят.
- Значит, меня уже ненавидят?
- Я не могу этого утверждать, но недовольных все больше...
- А ты, Селлус, ты ненавидишь меня?
- Нет, Ваше Величество.
- Надеюсь, ты сказал правду. Мне действительно жаль, что моим солдатам приходится подавлять эти дурацкие восстания. Но я хочу процветания своему королевству. А процветание возможно только в том государстве, где царит порядок и ноги не спорят с головой. Я, королева, - голова, мой народ - ноги, опора. Представь, что было бы с человеком, чьи ноги не слушались бы голову? Разве можно было бы назвать его жизнь благополучной и счастливой? Если ноги не понимают своего предназначения, значит, для их же блага, придется им его разъяснить. А если они не понимают мягких методов убеждения, придется применить жесткие. Или ты не согласен со мной?
- Согласен, Ваше Величество.
- Тогда не спорь больше. Если тебе не нравится быть моим главнокомандующим - откажись от этой должности, я назначу кого-нибудь другого, хотя мне очень не хочется этого делать. Но, прошу тебя, больше не подвергай сомнению мои методы. Хорошо, Селлус?
- Да, Ваше Величество.
- А теперь ступай.
Главнокомандующий молча кланяется и выходит.
«Ты не все мне сказал, Селлус. Меня не только сравнивают с Потемой. Меня еще называют Красной Королевой и Алиндой Топор. Что ж, наверное, я действительно стала жестокой. Я давно не та юная и нежная девушка, что любила валяться в траве на плато Ольмаг, вдыхать аромат меда и разглядывать облака в небе. Я не та... Если бы со мной был Арто, возможно, я осталась бы ею. А он - он правил бы мудро и великодушно, его бы любили, против него бы не бунтовали. Я не умею так. Поэтому приходится по-другому. Ах, Арто, похоже, я и правда попаду в учебники истории. Вот только вряд ли мое правление хоть кто-нибудь назовет периодом благоденствия и вряд ли после моей смерти обо мне будут скорбеть».

Алинда Туриус наотрез отказалась выходить за кого-либо замуж, но клятвенно пообещала, что передаст трон Асторусу как только он достигнет совершеннолетия. Асторус его не достиг. В 127 году он отправился на корабле в плаванье вокруг архипелага, корабль попал в шторм и разбился о скалы. Все, кто на нем были, погибли. Как ни странно, в этом же году, незадолго до рокового плаванья Асторуса, погиб и сын Потемы, с которой иногда сравнивали Алинду, - он был сожжен в своей повозке разъяренной толпой. «Что ж, пожалуй, утонуть - лучше, чем сгореть заживо», - как говорят, произнесла Алинда, когда ей сообщили о смерти сына. После этого события она, казалось, постарела сразу на несколько лет, а ее характер стал еще более суровым, чем прежде.

Ее любовником долгое время был Селлус Веро, главнокомандующий Андорана. От него в 126 году Алинда родила своего второго сына, Марвиуса. К сожалению, жизнь этого ребенка оказалась недолгой: в 129 году он сильно заболел, так что ни лекари, ни маги не смогли его спасти. Больше детей у Алинды не было.

В 134 году Селлус Веро был убит ассассином Темного Братства.

В 138 году Алинда приблизила к себе имперского боевого мага Зара Андисера. Он стал ее правой рукой и советником в делах. Поговаривали, что он тоже сделался любовником королевы, однако это не так: Алинда не желала больше близких отношений ни с кем, потому что не желала новых потерь. Она окончательно замкнула свое сердце, а плотские отношения, не подкрепленные искренним чувством, никогда не были ей интересны.

143 год Третьей Эры, Месяц Вечерней Звезды

- Зачем я живу? Я должна была умереть еще тогда, в 118 году, как только узнала о гибели Арто. А теперь нет ни Арто, ни Асторуса, Ни Селлуса, ни малыша Марвиуса... Я потеряла всех, кого когда-либо по-настоящему любила. Но все еще живу. Как странно... Что это за сила, заставляющая меня цепляться за жизнь? Почему бы мне не выпить яда или не перерезать себе горло? Но каждый раз, когда меня начинают одолевать подобные мысли, я думаю о том, что есть еще одно мое детище, нуждающееся во внимании и заботе, детище, которое мне нельзя бросать, - мое королевство. Капризное, привередливое, жестокое дитя, считающее меня не доброй матерью, но бессердечной мачехой... И все же ради него я согласна жить еще - столько, сколько потребуется. Или столько, сколько мое королевство сможет терпеть мое существование. Хотя, видят боги, иногда мне так хочется умереть! А еще мне хочется, чтобы хоть кто-нибудь из этих писак, сочиняющих исторические труды, написал про меня так, как есть, про всю мою жизнь - правдиво и ясно освещая события и показывая, из чего что произросло. Но увы. Я не верю, что существуют такие историки. Они ведь пишут не жизни, а хроники. Кто когда родился, кто когда умер... Сухое и суровое повествование, в котором белое должно выглядеть белым, а черное - черным. Они забывают, что в настоящей жизни обычно существует еще множество полутонов и часто вещи не такие, какими кажутся. Прости, мой мальчик, что я тебе все это говорю. Внезапные откровения королевы - не то, что стоило бы слушать твоим ушам. Должно быть, одиночество совсем меня измучило, если я начала жаловаться на жизнь пажам... Иди, ступай себе и выкини из головы мои слова.
Маленький паж послушно идет к дверям, но, сделав несколько шагов, внезапно останавливается и оборачивается к королеве. Его высокий звонкий голос разносится по комнате:
- Ваше Величество, я обещаю вам, что напишу такую книгу про вас. Книгу, где все-все будет правдиво.
Королева удивленно и чуть насмешливо смотрит на него, а потом улыбается.
- Ну что ж, попробуй. Может быть, у тебя и получится.

2 числа Месяца Утренней Звезды 152 года Третьей Эры Алинда Туриус была убита неизвестным ассассином. С ее смертью закончила свое существование династия Туриусов. Алинда не успела назначить преемника. Трон занял Зар Андисер, но его отозвали в Сиродиил, где он вынужден был дать клятву верности императору Пелагиусу III, прозванному в хрониках Безумным, так что королевство Андоран потеряло свою независимость. Впоследствии Зар был заподозрен Пелагиусом в измене и казнен. Трон Андорана опустел. Катария, жена Пелагиуса, узнав о поступке своего мужа, самолично вмешалась в дела Андорана. Остров потерял статус королевства и полностью присоединился к Сиродиилу. Лордом Андорана был назначен имперский боевой маг Ниред Лирус. Так пало независимое королевство Андоран - последнее дитя Алинды Туриус, Красной Королевы.

От редакции. Представленная вашему вниманию книга написана в рамках проекта Андоран - создаваемого глобального мода, в котором игроки смогут поплавать на кораблях в реальном времени и порадоваться другим вкусностям, задуманным разработчиками.
Умей ценить, умей прощать (с)
Награды Всем форумчанам, принимавшим участие в праздновании 10-летия Морровинд

Оффлайн MorviCool

  • *
  • Сообщений: 302
  • Репутация: 0.7
  • Пол: Мужской
  • Адепт Skyrim'a
    • ICQ клиент - 623929292
    • Просмотр профиля
    • Форум оказаний помощи в Лечение ПК.
    • Email
Re: Вампиры и оборотни Андорана
« Ответ #3 : 10 Июнь, 2012, 15:40:22 »
0
От редакции андорана(по свободному распространению)
Умей ценить, умей прощать (с)
Награды Всем форумчанам, принимавшим участие в праздновании 10-летия Морровинд

Оффлайн Tiara

  • high-lvl age Tsaesci
  • *
  • Сообщений: 7840
  • Репутация: 92.5
  • Пол: Женский
    • Steam ID - Tiara_Ra
    • Просмотр профиля
Re: Вампиры и оборотни Андорана
« Ответ #4 : 10 Июнь, 2012, 15:41:24 »
0
MorviCool, понятно,  значит выложат на вики скоро
We work in the dark - we do what we can - we give what we have. Our doubt is our passion, and our passion is our task. The rest is the madness of art.


GM Tiarum, GM "Pride Inc" (pvp), AD|DC (EU), Trueflame, cp561+
альтмеры, vamp:
Tiara Raise - Mplar, AR 47
Tiara Ra - mDK,AR 31
Tia Ra -  mSorc, AR 7
Tiara Moneta -  mNB, AR 4
Charity Iceborn (DC-side) - Mplar, AR 16
Rayna Sunlight (EP-side) - Mplar, AR 7

Tia-Heal-All - арго, mplar, vamp, AR11
Tia Dra - редгард,  stamDK, ww, AR 5
Tiara Ray - имперец,  BS-tankplar, vamp, AR 6
Ki Tiara - кот, dk-tank, pve slave, ww
Награды Участникам бета-тестов TESO За кропотливую работу на форуме/вики

Теги:
 

Учебная литература Курса \"Обучение 3D\"

Автор Tiberius FlaviusРаздел Мастерская 3D

Ответов: 14
Просмотров: 7685
Последний ответ 01 Июнь, 2011, 16:41:29
от defmotion3
Andoran: Prologue

Автор kssssРаздел Проекты под Тес 5

Ответов: 49
Просмотров: 3792
Последний ответ 24 Август, 2016, 19:05:45
от Мастер Ёда

Поиск

 
Top
SimplePortal 2.3.5 © 2008-2012, SimplePortal